Словарь по христианству А АНТРОПОЛОГИЯ ТЕОЛОГИЧЕСКАЯ

АНТРОПОЛОГИЯ ТЕОЛОГИЧЕСКАЯ

АНТРОПОЛОГИЯ ТЕОЛОГИЧЕСКАЯ – разновидность религиозно-философской антропологии, возникшая в христианском богословии, оформившаяся в виде раздела (трактата) в основном, догматическом и нравственном богословии, выделяемая со второй половины XX в. также в качестве отдельной дисциплины. Средоточием теологической антропологии считается учение о человеке как творении, образе и подобии Божием. В христианстве, не только признавшем  человека «венцом творения», «образом и подобием Бога», но и провозгласившим вочеловечение Сына Божьего, Логоса, антропология складывается как учение о сущности, природе, происхождении и назначении человека, содержащееся в Евангелиях, Посланиях апостолов, вероучительных документах церковных соборов, догматике, сочинениях апологетов и Отцов церкви: Тертуллиана (около 160–после 220 гг.) «О душе», Григория Нисского (332/340 – около 394 гг.) «Об устроении человека», Немесия Эмесского (умер около 400 г.) «О природе человека». Богообразность человека усматривается Климентом Александрийским (около 150 – около 215 гг.), Оригеном (около 185 – 253/254 гг.) и большинством восточных богословов в его духовности, разумности и свободе. Тертуллиан и Лактанций (около 250 – после 325 гг.) относили богообразность также и к телу. С учением о грехопадении человека связывается различение образа и подобия, проведенное впервые Иринеем Лионским (около 130 – около 202 гг.): падший человек утратил богоподобие, но сохранил образ Божий, а с ним и свободу воли и (по преобладающему среди богословов мнению) бессмертие (естественное). В теологической антропологии древней церкви падший человек сохраняет возможность содействовать своему спасению, которое осуществляется благодатью Иисуса Христа, исполнившего назначение человека. Основой теологической антропологии стало также различение ипостаси (конкретной личной сущности) и усии (сущности общей), природы и лица; уяснение единосущия Троицы при различии в ипостасях и лицах; единосущия Иисуса Христа, Бога Сына, Богу Отцу и Богу Святому Духу по Божеству, а людям по человечеству, закрепленное догматами Вселенских соборов, особенно формулой Четвертого Вселенского (Халкидонского) собора (451 г.). Как божественная и человеческая природы неслитно и нераздельно соединены в одном лице, одной ипостаси Иисуса Христа, так и в человеческой ипостаси, уникальной личности, соединены природа видимая (тело) и природа невидимая (душа). Каждый человек, будучи самостоятельной личностью, мыслится единосущным всем остальным людям по своей человеческой природе; при этом христианская антропология настаивает на уникальности отдельного лица (ипостаси). Однако отнесение термина «антропология» к Филону Александрийскому (около 28 г. до н.э. – около 50 г. н.э.) или к христианской патристике является проблематичным. Встречавшимся у него, Дидима Александрийского (310–395 гг.) и Анастасия Синаита (640–700 гг.) словом «антропологейн» обозначался некий способ выражения мыслей, а также определенный образ мысли, а именно тот, который теперь обозначается терминами «антропоморфизм», «антропопатизм». Это означало говорить «по-человечески» о Боге, приписывать Богу человеческое телесное строение, действия, чувства; и не только вследствие потребности человека все мерить своей меркой и таким образом создавать себе понятного и доступного Бога, но и по необходимости считаться с особенностями ума, самой сущности и природы человека.

 



 
PR-CY.ru