Словарь по христианству Б БАКУНИН Михаил Александрович

БАКУНИН Михаил Александрович

БАКУНИН Михаил Александрович (1814–1876 гг.) – один из родоначальников и наиболее выдающихся теоретиков анархизма и русского народничества. Родился в дворянской семье тверского помещика Александра Михайловича Бакунина и Варвары Александровны Бакуниной (урождённой Муравьёвой). Всего в семье было десять детей. Пятнадцати лет от роду Михаил Бакунин стал юнкером Петербургского артиллерийского училища, через три года был произведён в прапорщики и оставлен в офицерских классах. Однако в июне 1834 г. с первого офицерского курса его отчислили за нерадивость и дерзость, допущенную в отношении начальника училища. Он был направлен на службу в армию в одну из батарей, расположенных в Молодечно Минской губернии. Осенью 1834 г. бригаду, в которой служил Бакунин, перевели в Гродненскую губернию. В 1835 г., сказавшись больным, он подал в отставку и поселился, вопреки желанию отца, в Москве, где, войдя в дружескую связь с кружком писателя и публициста Николая Владимировича Станкевича (1813–1840 гг.), отдался изучению германской философии. В этот период Михаил Александрович решает посвятить себя научной деятельности. С начала 1836 г. он живёт в Москве, периодически навещая родительское имение и Петербург, знакомится и часто сближается со многими известными представителями российской интеллигенции. Он – один из главных проповедников философского кружка Н.В. Станкевича, вхож в знаменитый литературный салон Екатерины Гавриловны Левашовой, в котором бывали Александр Сергеевич Пушкин и Пётр Яковлевич Чаадаев. Поддерживает близкие (хотя и небезоблачные) отношения с Виссарионом Григорьевичем Белинским, Сергеем Петровичем Боткиным, Михаилом Никифоровичем Катковым, Тимофеем Николаевичем Грановским, в 1839–1840 гг. знакомится с Александром Ивановичем Герценом, Николаем Платоновичем Огарёвым. Со всей страстью отдаётся М.А. Бакунин изучению немецкой классической философии, читает в подлинниках Иммануила Канта (1724–1804 гг.), Иоганна Готлиба Фихте (1762–1814 гг.) и Георга Вильгельма Фридриха Гегеля (1770–1831 гг.). Тогда в кругах русской интеллигенции велось много споров вокруг знаменитого положения этого философа «всё действительное разумно, всё разумное действительно». Бакунин трактует эту формулу в консервативном духе. «Примирение с действительностью во всех отношениях и во всех сферах жизни, – писал он в 1838 г. на страницах редактировавшегося Виссарионом Белинским журнала «Московский обозреватель», – есть великая задача нашего времени». Для данного этапа развития религиозно-философских взглядов Бакунина характерна экзальтированная внецерковная религиозность пантеистического толка, впоследствии он перешёл на позиции атеизма и материализма. Казалось, ничто не предвещало будущих метаморфоз в его сознании (разве что «скверность характера» связывает молодого Мишеля, «примиряющегося с действительностью», с будущим теоретиком и деятелем «социальной ликвидации»). С 16 июля до 14 ноября 1839 г. Михаил Бакунин жил в Петербурге. В эти месяцы он часто бывал в доме Авдотьи Яковлевны Панаевой, где собирались Виссарион Григорьевич Белинский, Нестор Васильевич Кукольник, Иван Петрович Сахаров, Карл Павлович Брюллов и другие известные деятели русской культуры того времени. Михаил Бакунин по своему обыкновению знакомил этот кружок с сочинениями тогдашних немецких философов. В этот период он интенсивно искал денег для своей поездки за границу, где он хотел продолжить своё философское образование. 22 марта 1840 г. Бакунин пишет длинное и весьма красноречивое письмо родителям за разрешением на поездку в Берлин и просит дать денег на эту поездку. Его отец дал своё согласие на его поездку, но денег для поездки не дал. Бакунин в отчаянии обратился за помощью к А.И. Герцену. Тот ответил, что он ссужает Бакунину 2000 рублей на неопределённое время. Но за несколько дней до отъезда Бакунин испортил отношения. В Петербурге он был обвинён М.Н. Катковым в том, что будто бы рассказывал московским знакомым о его романе с Марией Львовной Огарёвой. Это происходило на квартире В.Г. Белинского и в его присутствии. Бакунин стукнул Каткова палкой по спине, а тот его ударил по лицу. Бакунин вызвал Каткова на дуэль, но на другой день одумался и послал ему записку с просьбой перенести место действия в Берлин, т.к. по русским законам оставшийся в живых поступал в солдаты. Фактически дело было по существу замято, но все общие приятели (И.И. Панаев, В.Г. Белинский, Н.П. Огарёв, В.П. Боткин, Н.М. Языков) были в этом инциденте на стороне Каткова. Лишь Герцен держался нейтрально. С 1840 г. Михаил Бакунин стал жить за границей, куда он выехал (первоначально в Берлин) для изучения немецкой философии, где слушал лекции учеников Г.В.Ф. Гегеля, а также Фридриха Вильгельма Йозефа фон Шеллинга (1775–1854 гг.), выступившего тогда против гегелевской философии в защиту христианского Откровения.

 



 
PR-CY.ru