Словарь по христианству С СОФРОНИЙ I - Страница 5

СОФРОНИЙ I - Страница 5

Тем не менее, защитники Гонория I были вынуждены признать, что папа – малосознательный и самостоятельный монофелит, тем, что подтвердил послание Сергия I и встал в ряды монофелитов. Это было время сарацинских (арабских) нашествий, и Софроний I со своей паствой пережил 2-летнюю осаду Иерусалима магометанами. Христиане, изнурённые голодом, согласились, наконец, открыть городские ворота с условием, что противник пощадит святыни. Однако это условие не было выполнено, и патриарх умер в глубокой скорби об осквернении христианских святынь. Пока Софроний I был жив, его протест против монофелитства не позволял и Константинопольскому патриарху Сергию I воспользоваться достигнутым согласием с Римским епископом, которое сводилось к тому, что формула о единой энергии объявлялась необязательной, и споры о ней запрещались. Но в 638 г. арабы захватили Иерусалим и Антиохию (а затем и Египет). Софрония I не стало. На Антиохийскую кафедру был возведён фиктивный патриарх Македоний (639/640 – после 649 гг.), который проживал в Константинополе. Решили подвести итог всему, что сделано для унии, и в 638 г. появилось «изложение веры» императора Ираклия I (610–641 гг.). В этом документе говорилось: «Совершенно нечестиво признавать во Христе двух, противоположно хотящих. Если Несторий не осмеливался говорить о двух хотениях, а, напротив, указывал на тождество воли, то каким образом возможно для православных признавать во Христе две воли? Нужно строго держаться церковного учения и признавать во Христе воплотившемся только единую волю» (текст этого памятника извлечён из послания Константинопольского патриарха Сергия I). С этого момента спор о двух энергиях становится спором о двух волях. Люди, выступавшие советниками при императоре, обратили внимание всего лишь на неясность учения о двух естествах и попытались объяснить два естества в приложении к более частным случаям – воле и действованию. Сами они ошиблись, но дали повод высказаться людям, более одарённым и державшимся православных убеждений. Значение уникальной попытки, начатой Ираклием I и Сергием I, в том и состоит, что она обещала быть не формальной. Сергий I и его сторонники не искажали смысла православного учения, а хотели действительно разъяснить его, показать, что в халкидонском учении на самом деле нет того, что приписывали ему монофизиты: таких двух природ, которые равносильны двум ипостасям. Софроний I Иерусалимский, излагая православную позицию, высказал мнение, что каждая природа во Христе обладает своей собственной энергией и волей. В отличие от монофелитов, он учил, что энергия есть свойство естества, а не лица (ипостаси), и каждое естество проявляет энергию типичным для неё способом. При этом энергия неотделима от естества, но отличается от него. Он

 



 
PR-CY.ru