Словарь по христианству Б БОДРИЙЯР Жан

БОДРИЙЯР Жан

БОДРИЙЯР Жан (род. в 1929) – французский философ, социолог, культуролог. Основные сочинения: «Система вещей» (1968 г.), «К критике политической экономии знака» (1972 г.), «Зеркало производства» (1975 г.), «Символический обмен и смерть» (1976 г.), «В тени молчаливого большинства» (1978 г.), «О совращении» (1979 г.), «Симулякры и симуляции» (1981 г.), «Фатальные стратегии» (1983 г.), «Америка» (1986 г.), «Экстаз коммуникации» (1987 г.), «Прозрачность Зла» (1990 г.), «Год 2000 может не наступить» и др. Оригинальный философский дискурс Бодрийяра представляет из себя гиперкритицизм, тотальную сверхкритическую критику. Его стиль и письмо исследователи относят, скорее, к интеллектуальной прозе и модной литературе, чем к академической философии, что нередко рассматривалось как повод стигматизировать идеи Бодрийяра как маргинальные и псевдо-философские, или не-философские. Жан Бодрийяр преподает в Парижском университете, читает лекции в университетах Европы, США и Австралии. Всегда рациональный «дискурс вещей» (товаров) и их производства, дискурс объекта потребления как знаковой функции структурирует, по Бодрийяру, поведение человека («дискурс субъекта»). Он утверждает, что не потребности являются основанием для производства товара, а наоборот – машина производства и потребления производит «потребности». В акте потребления потребляются не товары, а вся система объектов как знаковая структура. Вне системы обмена и (у)потребления нет ни субъекта, ни объектов. Объект потребления как таковой конституируется тем, что потребность подвергается рациональному обобщению; а также тем, что товар артикулирует выражения из дискурса объектов, предшествующего их «отовариванию» и приобретению ими меновой стоимости. «Язык» вещей классифицирует мир еще до его представления в обыденном языке; парадигматизация объектов задает парадигму коммуникации; взаимодействие на рынке служит базовой матрицей для языкового взаимодействия. Субъект, чтобы остаться таковым, вынужден конструировать себя как объект, и эта «система управляемой персонализации» осознается потребителем как свобода – свобода владеть вещами. Бодрийяр считает, что быть свободным в обществе потребления, на самом деле, означает лишь свободно проецировать желания на произведенные товары и впадать в «успокоительную регрессию в вещи». Нет индивидуальных желаний и потребностей, есть машины производства желаний, заставляющие наслаждаться, эксплуатирующие наши центры наслаждения. Объекты есть категории объектов, тирания которых задает категории личности. Места в социальной иерархии помечены/означены обладанием вещами определенного класса. Знаковый код – всегда обобщенная рациональная модель – и снятый в нем принцип эквивалентности монопольно организуют поля власти и порядка. Потребление – это тоже своего рода бизнес, труд, когда мы инвестируем собственные смыслы и значения в систему дискурса объектов. В самом акте потребления, в «волшебстве покупки» совершается, по Бодрийяру, бессознательное и управляемое принятие всей социальной системы норм. Дискурс объектов как парадигма языка, коммуникации и идентичности вытеснил символический обмен – тот социальный институт, который в архаических обществах определял поведение и коммуникацию до и без всякого осознания и рационализации. Символический обмен выстраивается относительно субъекта и символов его присутствия; принципом интерактивности здесь является не симметрия эквивалентного обмена, а асимметрия дара, дарения, жертвоприношения – т.е. принцип неравенства или амбивалентности. Потребительская стоимость и ее функциональная, жизненно-практическая основа в фатальном жесте отрицания подменяются меновой – т.е. рыночной, фундированной принципом эквивалентности: все равно абстрактному эквиваленту денег, все рационально обобщается до эквивалентности.

 



 
PR-CY.ru