Словарь по христианству Г «ГЕЛИАНД»

«ГЕЛИАНД»

«ГЕЛИАНД» (древнесаксонское Heliand – Спаситель) – анонимная древнесаксонская эпическая поэма о жизни Христа, написана в первой половине IX в. (между 821 и 840 гг.). Состоит из 5983 аллитерированных строк. Поэма сохранилась в двух рукописях: лондонской (около 970 г.) и мюнхенской (около 850 г.), а также в трёх фрагментах из Берлина, Ватикана и Штраубинга. Название «Гелианд» было предложено первым издателем Иоганном Андреасом Шмеллером в 1830 г. Исследователи полагают, что появление «Гелианда» было связано с двором франкского императора Людовика Благочестивого (814–840 гг.), который стремился сделать евангельские тексты доступными в той или иной форме всем подданным германского происхождения. По преданию, Людовик поручил некоему саксу, известному в то время поэту, пересказать в стихах содержание Ветхого и Нового Заветов. Согласно другой, более поздней версии предания, это был простой крестьянин, который во сне получил приказание свыше сочинить поэму. Однако то, что автор был образованным человеком, доказывается, прежде всего, тем, что он пользовался среди прочего комментариями на евангельские тексты, в частности, Беды Достопочтенного на Евангелие от Луки, Алкуина на Евангелие от Иоанна и Рабана Мавра на Евангелие от Матфея. Скорее всего, текст «Гелианда», не являвшийся поэтической переработкой Евангелий, был написан на основе «Диатессарона» сирийского апологета Татиана и подобных ему канонических и апокрифических изложений. В поэме прослеживается и влияние древнегерманской народной поэзии: одна и та же мысль повторяется в различных вариациях, повторяются эпические формулы и т.п. При выборе эпизодов для пересказа автор учитывает вкусы публики. Евангельская история рассказывается с помощью образов, понятных местным жителям: пастухи, слушающие благую весть ангелов, превратились в тексте «Гелианда» в конюхов, искушение Христа происходит не в пустыне, а в лесу, свадьба в Кане представлена как жанровая сценка традиционной германской пирушки, а Нагорная проповедь – как совещание князя с дружиной. Действующие лица евангельского рассказа типологически схожи с героями эпосов, чьи титулы, поведение, образ мышления соответствовали нормам, принятым в высших кругах германского общества раннего Средневековья. Христос выступает здесь как «правитель», «сын правителя», «государь народов», «хранитель земли», Богородица – как «женщина из знатного рода», апостолы – как «свободные мужи», «верноподданнейшие люди на земле», Ирод – как «вассал императора», «кольцедаритель», пирующий с дружинниками, «друзьями кольца». Хотя в евангельских текстах часто говорится о предопределенности пути Спасителя, в «Гелианде» события интерпретируются в привычных для германского мира метафизических категориях, прежде всего, судьбы, рока. Для большей ясности и понятности автор вносит в свой рассказ иногда даже заведомо неверные черты, заменяя, например, крест виселицей и т.д. При всей «героизации» и «актуализации» евангельской истории автор «Гелианда» не делает из Христа военного вождя. Хотя, согласно тексту поэмы, Он не въезжает в Иерусалим на ослице (что, видимо, выглядело обидным для германских воинов), смирение Спасителя перед лицом уготованных Ему Страстей и унизительной Крестной смерти передано достаточно верно. Более воинственно действует апостол Пётр, в уста апостола Фомы вложены слова о «выборе воина», который должен быть готов к смерти, защищая сеньора. Наряду с фрагментами стихотворного переложения книги Бытия, иногда приписываемого тому же автору, «Гелианд» является уникальным для столь раннего периода образцом религиозной поэзии на народном языке, но, как и древнеанглийская поэзия, эта традиция не получила распространения в ХI–XIX вв.

 
PR-CY.ru