Рубаи

*     *    *
Живу и радуюсь уже немало лет.
Да только радости-то настоящей нет и нет.
Лишь только засмеюсь, вновь чувствуя тревогу:
где мне достать то ужин, то обед.
*     *    *
Уходят радости, приходят дни невзгод.
Потом меняется вдруг всю наоборот.
Пугаться стоит ли? Отчаянье напрасно:
то просто время движется вперед.
*     *    *
О справедливости и речь пока что не идет:
кто процветает скромненько, кто скромненько живет.
Но это — полбеды. Беда, когда начальник,
вдобавок ко всему, — несносный идиот.
*     *    *
Тому, кто делает ничтожные дела,
недаром служит утешением хвала.
Ничтожна лесть. Хвала ж коварней пьянства.
Пусть лучше нам сопутствует хула.
*     *    *
Вам не подарят истину медовые уста.
У них уста, как сахар, неспроста.
Все лгут они. Но истина, признаться,
всегда была до горечи проста.
*     *     *
Мы от фортуны ждем себе наград.
И каждый хоть какой удаче рад.
Но если бы не опиум надежды,
нам непосильною была бы боль утрат.
*    *    *
Я на своем веку встречал немало книг.
В них мысли разные и знания постиг.
И думать стал. Но думаю упорно
я лишь о том, как встретить смерти миг.
*    *    *
И не заметил я: промчались годы мимо,
а я такой же, как дитя, легкоранимый.
Но как же мне другим каким-то быть,
когда лишь так я вижу тень любимой?
*    *    *
Со мною милая всегда бывала строгой,
а я мечтал найти к ее душе дорогу.
Но так и не нашел. Теперь, когда женился,
встречаясь, говорит: «Зайди хоть, ради Бога!»
*    *    *
Я плакал от любви к тебе, пока
тебя моя не тронула рука.
Я плачу и теперь, но несколько иначе:
«Приятнее любить издалека».
*    *    *
Надеялся и жаждал каждый день я,
что вот от грез настанет пробужденье.
Оно пришло. Но снова все не так:
нет радости, нет жизни, наслажденья.
*    *    *
О том, что не познал, напрасно не суди.
Коль сам любить не смог, влюбленных не суди.
Ханжой не трудно быть. Ты лучше почитал бы,
что о любви сказал бессмертный Саади.
*    *    *
Всей вашей красоты постичь не в силах мы.
И чар, которыми нас тянете из тьмы.
Того же, кто хотел взглянуть в глаза блаженству,
ждал сумасшедший дом иль тяготы тюрьмы.
*   *    *
Пусть превратился в прах Омар Хайям,
и прах смешался с глиной пополам,
но дух его вошел в четверостишья,
и этот дух достался нынче нам.
*   *   *
Мне каждый говорит о смысле бытия.
На этот счет у всех теория своя.
Воспитывают все. Но я не понимаю:
могу ль в своей судьбе решить хоть что-то я?
*   *   *
Клянусь тебе, что ты была одна
в моих мученьях, что лишали сна.
И я готов еще продлить мученья.
Но чаша горя выпита до дна.
*   *   *
Есть в этом мире множество дорог.
Свой выбирая путь, я сердцем изнемог.
Но я тебя нашел. И от любви сгорая,
я сердце положить готов на твой порог.
*   *   *
Приятною была любовь в часы досуга,
и сладким был нектар любовного недуга.
Теперь он стал для нас невыносим.
Но чтоб любовь продлить, мы мучаем друг друга.
*   *   *
Любовь нам путь во мраке освещала,
давала жизнь, от черствости спасала.
Промчались дни, и поняли мы вдруг,
что у любви прекрасно лишь начало.
*    *   *
В этом мире прожить нам нельзя без друзей.
И не шелк, а любовь – украшенье людей.
Пусть вино согревает и душу, и тело,
говори о любви, только много не пей.
*   *   *
Чтоб любовь родилась, нам нужна тишина.
Если понял, что любишь, – судьба решена.
Но когда между нами любовь расцветает,
жизнь покоя и сна навсегда лишена.
*   *   *
Две святыни для веры нам создал Господь:
говорить о любви и любить чью-то плоть.
А когда в конце жизни пресыщенным стану,
напишу о любви строчки нежные хоть.
*   *   *
Безгрешными приходим и уйдем,
хоть мы земных поклонов не кладем.
Всевышний нас простит за все ошибки,
что мы Его благодарим вдвоем.
*   *   *
Кричали мудрецы: «Устроен мир не так».
И дело доходило часто и до драк.
Но истина проста: вначале было слово,
потом любовь, потом законный брак.
*   *   *
Все изваяно в мире из глины одной.
Дух единый витает над жизнью земной.
Только стала крутиться недавно планета
вокруг женщины милой и ставшей родной.
*   *   *
Даже люди мудрейшие нашей земли
от любви превратились когда-то в угли.
Очень многие знали о сущности Бога,
только сущность любви объяснить не смогли.
*   *   *
Бог дает, Бог берет – вот и весь наш рассказ.
Даже наша любовь – лишь загадка для нас.
Два крыла у любви есть: надежда и вера.
Опираясь на них, мы взлетали не раз.
*   *   *
Пел известный мудрец об усладе вина,
а другой собирал мудрецов имена.
Взяли тот и другой себе ложные цели:
ведь задача Всевышнего нам не видна.
*   *   *
Мне говорит жена: «Благоразумен будь.
В день завтрашний нельзя нам заглянуть.
Спокойно радуйся тому, что перед носом».
Но перед носом – только ее грудь.
*    *   *
Мы бросаем слова, словно пахарь – зерно,
но Всевышний к словам нашим глух все равно.
Только близкие люди нас могут услышать,
но заметят, что все им известно давно.
*    *    *
Менялась жизнь столетьями до нас.
Продлится еще долго после нас.
Но суть ее была одна и та же:
она покоится на дне любимых глаз.
*    *    *
Дней, отмеренных нам, пролетит череда.
Но в обличье ином мы вернемся сюда.
Только жаль, этот путь наш бессмертные души
повторить не сумеют уже никогда.
*    *    *
Все наши радости, печали, огорченья
есть результат светил случайного стеченья.
Мы свой легко меняем гороскоп
в плену открытого сердечного влеченья.
*    *    *
Смысла нет быть простым и понятным для всех.
Простота у людей вызывает лишь смех.
Кто поймет, тот простит, никогда не осудит,
а надменных ввести в заблужденье не грех.
*    *    *
Одного не бывает у жизни конца.
И любовь много раз покоряет сердца.
В своих детях всегда мы себя повторяем,
подчиняясь извечным законам Творца.
*    *    *
Пел мудрец про коварство любовных сетей.
И про дружбу, которой нет в мире святей.
Не случайно, наверно, во всем «Рубайате»
ни найдете ни строчки одной про детей.

Только полная чаша Хайяма спасет.
В мир иллюзий рассудок его унесет.
Счастье в том, когда видишь: твое продолженье
Грудь у матери сладко и сонно сосет.
*    *    *
Не верьте суждениям глупой молвы:
хоть тело едино, но две головы.
Одна о любви ненасытной мечтает,
другая – о щах и кусочке халвы.
*    *    *
Ты не всегда днем бываешь добра.
Выпить с друзьями не дашь серебра.
Лишний кусочек не выпросишь хлеба.
Только в постели обычно щедра.
*   *   *
Уходишь поздно ты, приходишь слишком рано.
Я из-за этого работаю не рьяно.
Пусть я с трудом осилил Рубайят,
но вникнуть не могу в стихи Корана.
*    *    *
Жизнь полней от успехов больших и утрат,
независимо от толкований и дат.
Очень много того, что написано в Торе,
повторяет по-своему и шариат.
*    *    *
Беспощадна судьба, наши планы круша.
Только выводы делай всегда не спеша.
Мысль не знает границ и порой мимолетна.
Но не все в этом мире приемлет душа.
*    *    *
Могилой для любви считают люди быт.
Но что плохого в том, когда мужчина сыт?
И в мире романтичней нет картины,
чем той, когда мужчина рядом спит.
*    *    *
Сомненье – стопроцентный вирус:
легко меняет косинус на синус.
И хоть во всем найти стараюсь плюс,
на всякий плюс всегда найдется минус.
*    *    *
В окруженье друзей, на веселом пиру
хоть бываю болтлив, но обычно не вру.
В жизни всякое может со мною случиться.
Только знаю: от скромности я не умру.
*    *    *
Негоже нам за праздничным столом
рассказывать тоскливо о былом.
Сказал мудрец: «Всё было и всё будет».
Пора фужеры опрокинуть кверху дном.
*   *   *
Не превзойти наставников умом.
И кто споет мне о себе самом?
Но если что-то до сих пор не удавалось,
я это сформулирую потом.

Кому-то не дает покоя власть.
Испытывает к книгам кто-то страсть.
А я ко всем испытываю жалость,
да и ее готовы все украсть.

Любая страсть заразна, как чума.
Она и мудрого легко сведет с ума.
Достойна мудрости любая в жизни малость:
она всегда плодит себя сама.

Срывает ветер с розы лепестки.
И пусть они прозрачны и легки,
в них все необходимое осталось.
Оно весной даст новые ростки.

В себе своих желаний не таи.
Ты их вином отменным напои.
Что не срослось, само собой сломалось.
Прошедших дней желанья – не твои.

Но ты напрасно Бога не гневи.
Своим упорством силы обнови.
Твоя печаль не больше, чем усталость.
Ты ей напрасно душу не трави.
*   *   *
В этой жизни нельзя нам прожить без потерь.
Береги только то, что имеешь теперь.
Груз ошибок на душу наденет оковы.
Чтоб стремиться вперед, в свои силы поверь.

Кто из нас не познал злую силу вина,
когда Солнце не светит, и скрылась Луна?
Но любовь озаряет нас снова и снова.
И от бездны спасает всегда лишь она.

Заглянуть в день грядущий, мой друг, не спеши:
и сегодня минуты твои хороши.
Ты еще не сказал свое лучшее слово.
Чтоб оно не пропало, его запиши.

Ты ведь знаешь, что жизнь не бывает проста.
Ее лживые лишь упрощают уста.
Но увидеть в ней то, что бесценно и ново,
может тот, у которого совесть чиста.

Совершенством своих мы не хвалимся тел.
В том не наша вина, что Господь – бракодел.
И себя осуждать мы не можем сурово,
что не в силах свершить всех задуманных дел.

Но желаньем полны наши вечно сердца.
В этом, видимо, есть отраженье Творца.
Слушай музыку в сердце неясного зова
и в любых начинаньях иди до конца.
*   *    *
Я много написал, но все – не то.
Наука – слов пустое решето.
В терновнике чужих и ложных мнений
не докопается до истины никто.

Бушуют страсти в кельях и церквах.
Людей преследует повсюду только страх.
Лишь у того, кого спасает гений,
Господь не злой, и милостив Аллах.

Нам сковывает руки обруч дней.
И не всегда нам истина видней.
Платон сказал, что мир – всего лишь тени.
Но мир от этого не стал еще бедней.

Спел царь Давид нам жалобный псалом.
Ему мы вторим с пышным торжеством.
Но сами написать мы не хотим от лени
и только спрашиваем часто: «Что потом?»

От жизни прячемся под сводом базилик,
и кажется нам светлым Девы лик.
Мы падаем покорно на колени,
но не поем, а испускаем крик.

Но разве жизнь есть лишь у алтаря?
И лишь Мария родила не зря?
Мы все – продукт несчетных поколений,
но мы живем по дням календаря.

«Ты в пятницу не пей», – твердит чужой Коран.
«Постись», – твердит монах, принявший сан.
Но я не верю в чудо воскресений,
и что есть где-то райский балаган.

«Все суета сует», – сказал Екклесиаст.
Священник говорит: «Господь за все воздаст».
И в этом омуте чужих предубеждений
есть у меня и собственный свой пласт.

Мы все – чужого мнения рабы.
И натыкаемся повсюду на столбы.
Но, несмотря на множество гонений,
творцами будем собственной судьбы.

Пусть говорят, что мы впадаем в грех,
когда любовных жаждем мы утех.
В минуты этих радостных забвений
мы также страстно молимся за всех.

*    *    *
Был у меня сердечный друг один.
Любил вино, табак. С тем дожил до седин.
Я предложить хотел бы трубку мира,
но он теперь не любит никотин.

Он аскетичен стал, капризен и упрям,
забыл о том, чему учил Хайам.
Надеюсь, что хотя бы его Лира
прибавит дней веселых к его дням.

Встревожен мыслями о завтрашнем он дне
настолько, что забыл и о вине.
Боюсь, что вдохновит его сатира.
Но желчный, он не нужен будет мне.

Он для меня родным стал, словно брат.
Мне подарил роскошный «Рубайат».
Я был готов отдать ему полмира,
но он моим сонетам только рад.

Он так упорствует в безумии своем,
что нам теперь невесело вдвоем.
Что мне его прекрасная квартира,
когда мы с ним не курим и не пьем?

И я себя безжалостно кляну,
что до сих пор в табачном я плену.
Я с другом был гуляка и задира,
теперь испытываю только лишь вину.

Он мне внушил, что это – страшный яд.
И торжеством глаза его горят.
Он стал скупым, а раньше был транжира.
И дружба наша превратилась в ад.
*   *   * 
Когда грустно тебе, ты судьбу не гневи.
Обновила квартиру – себя обнови.
Если будешь заботливой к мужу и нежной,
недостатка не будет в деньгах и любви.

Если мебель в квартире вдруг встала не так,
если целых полгода в ней был кавардак,
оставайся такой же всегда безмятежной,
и тогда все вокруг превратится в пустяк.

Плохо в мире и мудрому без серебра.
Но мы знаем, что ты не жалеешь добра.
Если скатертью стол твой накрыт белоснежной,
это значит, что ты бесконечно щедра.

За тебя поднимаем сегодня бокал,
чтоб сама ты цвела, и весь дом твой сверкал.
Если будешь такой же хозяйкой прилежной,
превратится твой дом в королевство зеркал.

Где мужчина увидит в себе мудреца.
Отражения жен их согреют сердца.
Будет радость твоя для тебя неизбежной,
и пребудет с тобою она до конца.
*    *   *
Нас порой угнетают пустые дела.
От болезней страдают нередко тела.
Так Господь помогает спасти наши души.
Ты успеешь везде – лишь бы ты не пила.

Это трудно, когда рядом с нами сидишь.
Нелегко, когда к детям куда-то летишь.
От больших впечатлений во рту как бы сушит.
И тогда ты фужер опрокинуть спешишь.

Ты не пей, когда ты остаешься одна,
когда радость твоя лишь тебе не видна.
Когда скажут не то, затыкай свои уши,
а сейчас с нами выпей бутылку до дна.

Мы тебе не предложим плохого вина.
Катька знает в нем толк – выбирала она.
Лучше нам коллективно сейчас бить баклуши,
чем скорбеть и былые хвалить времена.

Пей, не думай о прошлом и завтрашнем дне.
Правда то, что хранится в хорошем вине.
Пей до дна, веселись, околачивай груши.
Лично я завязал – так зачем оно мне?
*     *     *
Увы, известно до сих пор мне только имя Ваше.
Признаться, имени милей нет для меня и краше.
Не только для меня. Ведь более двух лет
о чем бы ни сказал, — мне говорят о Маше.

Сказала Маша так и так, так поступила Маша.
Всегда вокруг все тех же тем была беседа наша.
На имени одном сходился белый свет.
Но тем терпенья моего переполнялась чаша.

Теперь, забыв, что мы — никто, что не знакомы даже,
Вам признаюсь, как на духу, что мысль одна и та же
меня терзает: как мне быть? Но буду ждать ответ:
мы познакомимся вполне, поговорим когда же?
*     *    *
Пусть я тоже дожил до седин в бороде.
Птицей в небе летал, плавал рыбой в воде.
Много женщин встречал на тернистой дороге –
лучше Катьки Лугинской не встретил нигде.
*    *    *
Все мы в жизни играем какую-то роль.
Хорошо нам известны и радость, и боль.
Пусть немало ей лет, но еще не известно:
кто кого побеждает при счете пять-ноль.
*    *    *
Много лет размышлял я над жизнью земной.
Была Катька иная. И я был иной.
Все прошло, и судьба словно встала на место,
когда Катька мне стала законной женой.
*    *    *
Дел семейных теперь Катьке кажется тьма.
Я ее не неволил, замуж вышла сама.
Хоть не требует это огромных усилий,
но капризы ее меня сводят с ума.
*    *    *
Всем сердечным движениям волю давай
и на помощь супруга всегда уповай.
Много правил придумали мудрые старцы.
Не они, а твой муж создает тебе рай.
*   *   *
Если разум Вселенной безмерно велик,
то в сознанье своем человек многолик.
В этой жизни земной есть конец и начало.
Но в одной только дружбе есть жизни родник.
*    *    *
Без тебя я немало страниц пролистал.
Не нашел ничего, только сердцем устал.
Когда встретил тебя, вспомнил лучшее слово.
И талант мой стал ясным, как чистый кристалл.
*   *    *
Велением судьбы сошлись наши сердца.
И я с тобой останусь до конца.
Но я прошу: не принимай мой тремор
за дрожь волнения влюбленного юнца.
*    *    *
Поэтом мудрым был Омар Хайям.
Умел писать стихи, скажу я вам!
Но я Хайяму подражать не стану.
Лишь потому, что мудрость – не для дам.
*    *    *
Как бы ни был мужчина печален и зол,
утешать его могут еда и футбол.
Только женщины смотрят на вещи иначе:
почему бы ему не залезть под подол.
*    *    *
Говорят, что за бабой, довольной собой
побежит на край света мужчина любой.
Все мужчины их чарам бывают подвластны,
если только не евнух и не голубой.
*    *    *
Стареем мы, не наша в том вина.
Но даже прошлого судьба нам не видна.
День завтрашний всегда непредсказуем.
Не проведем ни дня без песен и вина.

 
PR-CY.ru