Словарь по исламу Н НАСИР ХОСРОВ

НАСИР ХОСРОВ

НАСИР ХОСРОВ (НАСИР-И ХУСРАУ) Абу Муин ибн Харрис ал-Кубазийани аль-Марвади (1004–1088 гг.) – таджикско-персидский поэт, философ, религиозный деятель, один из самых бескомпромиссных правдоискателей. Происходил из семьи состоятельных землевладельцев, до 40 лет был чиновником в Мерве при Газневидах и Сельджуках. В 1045 г. неожиданно покинул пост и отправился в паломничество в Мекку в сопровождении брата и слуги. Неожиданный поворот был вызван, видимо, обращением в исмаилизм (см. Исмаилиты). После семилетнего странствия, описанного в его «Сафар-наме» («Книга путешествия»), он оказался в Каире – столице фатимидского Египта. Странствуя по городам и селам тогдашнего Ближнего и Среднего Востока, он пришел к выводу, что справедливость существует только в карматских общинах, в которых, как ему казалось, люди могут думать и говорить правду (см. Карматы). Особенно восхищался поэт положением карматских общин в Египте при первых Фатимидах. В представлении Насира карматство имело огромное нравственное значение – утверждало конец подчинению одних людей другими, равно делая их через посредство имама подданными Бога, что, по его представлениям, неимоверно поднимало достоинство человеческой личности. Он считал, что в карматском государстве-братстве люди отличались бы лишь степенью достижения истинного познания и ступенью на пути к совершенному человеку. Глава Фатимидского государства халиф ал-Мустансир поручил Хосрову руководить тайной проповеднической работой в Хорасане, присвоив ему один из высших титулов в карматской иерархии – худджат (доказательство). Тайный характер карматской проповеди требовал не широкой проповеди на площади и в мечети, а борьбы за каждую душу новообращенных. Насир Хосров непрерывно менял места своей деятельности, скрываясь от преследований сельджукских властей и неся слова обретенной им правды, пробираясь по лесным чащобам, болотам, горным кручам. В конце концов, он был вынужден укрыться от преследований в неприступных горных селениях Бадахшана на Памире. Здесь господствовал независимый от сельджукидов местный правитель, эмир-исмаилит Абу-л-Маали Али ибн ал-Асад, принявший карматскую веру (возможно, под влиянием Насира Хосрова). Поэт провел последние годы жизни в горном селении, где и написал основные труды по обоснованию системы карматства («Книга сияния», «Путевой запас (пропитание) странствующего», «Лик веры», «Раскрытие и освобождение», «Угощение для братьев» и др.). Исходным пунктом в его трудах является положение о величии мысли. Знаменательно название одной из его книг – «Гармония двух мудростей» (или «Собрание двух мудростей»), построенной в форме диалога между сторонниками греческой философии и исмаилизма. Две мудрости – это античная философия (греческая мудрость) и карматская теософия. Насир доказывает, что они не противоречат друг другу, а карматская система – единственная, которая правильно толкует и развивает самую суть философии таких мыслителей, как Эмпедокл, Пифагор, Сократ и Аристотель. Он верит в силу человеческого познания, исходя из двух субстанций, телесной и духовной, делит объекты познания на умозрительные и чувственные, подчеркивая независимость этих объектов от человеческого сознания и их познаваемость. Уверенность в истинности человеческого познания выражена Хосровом в определении науки как «познания вещей такими, какими эти вещи являются в действительности». Под наукой Насир имеет в виду не экспериментальную, точную науку в нынешнем смысле слова, а мистическое проникновение в потустороннюю сущность предмета, равно как под действительностью он понимает не материальное бытие, а идеи вещей, реально, по его мнению, существующие. Смыслы духовного мира проявляются в этом мире через свою телесную субстанцию. Метод аллегорического разъяснения (таавиль) заключается в том, что душа познает внутренние смыслы, скрытые за внешней формой, так же, как внутренний смысл Корана (батин) постигается через внешний (захир). Это и есть знание истинной веры (илм-и дин-и хакк). Как поэт Насир Хосров выступает против античеловеческой сущности деспотического государства Сельджукидов, против физической и нравственной тирании, против царей и мусульманского духовенства, жестоких вельмож, подобострастных поэтов, судей и тюремщиков. В противовес царству зла Хосров высоко поднимает образ человека, живущего трудами своих рук и стремящегося к моральному совершенствованию, развивает целую систему глубоко гуманистической этики – добра, дружбы, верности слову, взаимопомощи. Поэт призывает: «Ты человеком порожден – будь человеком».

 
PR-CY.ru