Словарь по исламу К КАЛАМ

КАЛАМ

КАЛАМ (араб. – «речь», «слово», соответствующее др.-греч. Логосу) – в широком смысле обозначает всякое рассуждение на религиозно-философскую тему; в узком значении – спекулятивную теологию, дающую религиозным догматам рациональное толкование, исторически и логически выраженную форму свободомыслия в исламе. Калам возник и развивался первоначально в ходе дискуссий, развернувшихся в исламе с появлением внутри мусульманской общины соперничающих религиозно-политических группировок, а также диспутов с представителями других верований (христианства и иудаизма). В этих спорах вырабатывался характерный для калама метод рассуждения, исходящий из символико-аллегорического толкования Корана и исключающий при аргументации того или иного положения ссылки на любые авторитеты помимо разума. В круг обсуждаемых сторонниками калама (мутакаллимами) проблем входили следующие: качества, необходимые для руководителя мусульман (халифа, имама); ответственность человека за свои действия (свобода воли и предопределение); квалификация человека или просто мусульманина как истинно верующего, как неверующего и как лица, совершившего тяжкий грех; единство Бога и соотношение между его сущностью и атрибутами; сотворенность или несотворенность Корана во времени. Нормативные предписания ислама и Священное Писание служили для них источником проблематики, а не критерием истины. Мутакаллимы выступали как активные просветители, поэтому кроме богословских вопросов, образовывавших ядро калама, они рассматривали и темы натурфилософского характера (движение и покой, субстанция и акциденция, атомы и пустота и т.д.). Первой крупной школой калама были мутазилиты (араб. «отделившиеся»), чей расцвет пришелся на первую половину IX в. – годы правления аббасидских халифов: аль-Мамуна, аль-Мутаваккиля и аль-Васика (см. Аббасиды). Свое наименование они получили в связи с отделением от кружка крупнейшего идеолога раннего ислама ал-Хасана ал-Басри (ум. в 728 г.) его учеников Амра ибн Убайда и Васила ибн Ата. Начиная с правления аль-Мутаваккиля (847–861 гг.), вернувшегося в лоно традиционного суннизма (см. Сунниты), мутазилиты стали подвергаться гонениям. В этих условиях попытку легализовать калам путем компромисса с традиционалистами-догматиками предпринял ал-Ашари Абу-л-Хасан, чье имя стала носить новая школа калама – ашариты, которых современники называли «последними мутазилитами». Сами же ашариты противопоставляли себя мутазилитам, но при этом продолжали их рационалистическую линию в неблагоприятных политических условиях. Утверждая приоритет разума над религиозной традицией и отрицая следование религиозным авторитетам без предварительного сомнения в их истинности, они стремились, вместе с тем, не вступать в резкое противоречие со сторонниками традиционализма, отвергавшими любое рационалистическое истолкование догматов веры.  Наряду с ними существовала менее значительная школа калама – матуридиты, последователи ал-Матуриди Абу Мансура. Деятельность мутазилитов в целом способствовала формированию философской мысли, ориентированной на традиции Аристотеля и неоплатоников, поэтому начиная с XIII в., происходит сближение калама с философией восточного перипатетизма (см. Фалсафа). В XIX–XX вв. постулаты мутазилитского калама были взяты на вооружение рационалистически мыслящими исламскими идеологами, которые противостояли засилью в интеллектуальной жизни религиозного догматизма и одновременно стремились не вступать в конфликт с основоположниками ислама (исламские реформаторы Абдо Мухаммад и ал-Афгани, активизировавшиеся с 1980-х гг. «исламские левые»).

 
PR-CY.ru