Словарь по исламу А ал-ДЖУНАЙД Абу-л-Касим ибн Мухаммад ибн ал-Джунайд ал-Каварири ал-Багдади

ал-ДЖУНАЙД Абу-л-Касим ибн Мухаммад ибн ал-Джунайд ал-Каварири ал-Багдади

ал-ДЖУНАЙД Абу-л-Касим ибн Мухаммад ибн ал-Джунайд ал-Каварири ал-Багдади (ум. в 910г. ) – багдадский суфий, родоначальник «трезвого» направления в суфизме. Перс по происхождению, он был выходцем из торгово-ремесленных кругов, сам торговал шелком-сырцом, был племянником и учеником знаменитого мистика, одного из основателей багдадской школы суфизма Сари ас-Сакати (ум. в 867 г.), считался эрудированным факихом, фикх и хадисы изучал у ал-Мухасиби. Приняв в принципе учение о фане (см. аль-Бистами), ал-Джунайд сформулировал на его основе свое учение о трезвости. Он считал, что цель мистика не в том, чтобы достичь состояния фаны, а в том, чтобы, находясь в этом состоянии, получить обратно свои временно утраченные человеческие качества, но уже одухотворенные божественным бытием, и сохраниться для новой жизни в Боге. Реальным бытием обладает только один Бог, поэтому оно возможно лишь через Него. На протяжении всей жизни мистик должен стремиться познать единство Бога (таухид), преодолеть свою разделенность с Ним (тафрик) и вернуться к первоначальному состоянию единства (джам) путем добровольной бедности (факр) и очищения. Возвращение к первоначалу происходит в два этапа. Первый состоит в растворении личного Я в Божественном Абсолюте (фана) и, следовательно, утрате человеческих качеств. Это – метод аль-Бистами. В отличие от него ал-Джунайд на этом не останавливается, считая, что отрицание – это лишь почва для последующего утверждения. Согласно его учению, состояние фаны есть не конечная цель, а лишь промежуточная фаза. Мистик обязан идти дальше к состоянию трезвости, в котором его духовное познание Бога могло бы трансформировать его в более совершенное человеческое существо, способное выполнять божественную миссию служения человеческому роду, наставляя и просвещая людей и сохраняя при этом всю полноту самообладания и самоконтроля. Тем самым мистик как бы вновь обретает свое «Я», но уже видоизмененным и преображенным, наделенным реальным бытием. В этом и заключается пребывание в Боге (бака), вторая разделенность (ал-фарк ас-сани, ал-фарк ат-таби), единство единства (джам ал-джам). Это и есть состояние трезвости (сахв), в отличие от опьянения (сукр) ал-Бистами. Ал-Джунайд однозначно разделял разум и дух (рух) и в этом плане признавал примат рационального знания (ильм) над мистическим познанием (марифа). Благодаря этим утверждениям он стал основоположником «умеренного» течения в суфизме, противопоставившего себя суфизму экстатическому, выраженному в доктрине ал-Халладжа. Большое число суфийских братств возводили свои генеалогии (силсила) именно к ал-Джунайду. Это привело к тому, что он превратился в почитаемую фигуру не только у умеренных суфиев, но и у явных почитателей ал-Бистами и ал-Халладжа. Ал-Джунайд выступал против разглашения божественных истин и поэтому ограничил круг ближайших учеников 12-ю. Колоссальный авторитет, которым он пользовался среди мистиков, объясняет его почетные прозвища: «Господин группы (мистиков)», «Павлин бедняков», «Наставник наставников», «Богатырь познавших» и т.д. Из его сочинений сохранились «Послания» к различным мистикам, включающие небольшие трактаты по мистицизму и комментарии к отдельным аятам Корана. В классических суфийских антологиях сохранилось огромное количество высказываний, приписываемых ал-Джунайду. Он использовал особый стиль намеков (ишарат), в которые  облачал каждую мысль. Его язык был настолько специфичен и насыщен суфийской терминологией, что непосвященным было крайне затруднительно понять смысл самих высказываний. Мусульманские богословы считали идеи ал-Джунайда относительно безопасными и терпимыми.

 
PR-CY.ru