Словарь по исламу А аль-ГАЗАЛИ Абу Хамид Мухаммад ибн Мухаммад

аль-ГАЗАЛИ Абу Хамид Мухаммад ибн Мухаммад

аль-ГАЗАЛИ Абу Хамид Мухаммад ибн Мухаммад – теолог-энциклопедист, который на рубеже XI–XII вв. произвел коренную реформу в суфизме, приспособив его к мусульманской ортодоксии и придав ему форму благочестия и аскетизма. Он родился в 1059 г. в  Хорасанской области Ирана в небогатой семье торговца шерстью, рано лишился отца и получил начальное образование под наблюдением своего опекуна – суфия Ахмада Разкани, затем учился у различных преподавателей в Тусе и Горгане, откуда отправился в Нишапур – в то время главный культурный центр Хорасана. Там он стал учеником известного богослова имама аль-Харамейни, у которого обучалось тогда более 400 студентов из Ирана, Аравии и Египта. Занятия с ним продолжались до 1087 г. – до самой смерти наставника. После этого аль-Газали по рекомендации великого визиря сельджуков Низама аль-Мулька занял пост главного преподавателя богословских наук в багдадском медресе (школе) «Низами», поскольку к этому времени уже был известным богословом не только в Хорасане, но и во всем Иране. Считается, что аль-Газали написал более 400 произведений по философии, логике, богословию, мусульманскому праву и суфизму. Только по богословию им написано более 70 трактатов (его 40-томный комментарий к Корану был утерян). Все они были посвящены защите ортодоксальной мусульманской религии, критике различных еретических учений и составили золотой фонд исламской духовной литературы. Сам аль-Газали писал, что сделал это не из желания заслужить чье-либо одобрение, а единственно в поисках истины. В сочинении «Избавление от заблуждения», написанном на закате дней, он подробно рассказал о своих духовных исканиях: «Различие людей по религиям и верованиям, а также различие толков внутри одного вероучения вследствие обилия партий и противоречивости методов подобно глубокому морю, в котором утонули многие и из которого выбрались лишь единицы». Тем не менее, эта перспектива не испугала его, и он пишет о себе: «В цветущие годы моей жизни – с тех пор, как я достиг зрелости (а зрелости я достиг еще до того, как мне исполнилось двадцать лет), и до настоящего времени, когда мои лета уже перевалили за пятьдесят, – я без конца бросался в пучину этого глубокого моря, бороздил, как храбрец, по дну его, залезая в трясину темных вопросов, бросался навстречу любой проблеме, шел напролом сквозь любые трудности, изучая догматы каждой партии и раскрывая тайны учения каждой секты, дабы отличить правого от лживого». В 1091–1095 гг. из-под его пера вышли две фундаментальные работы: «Намерения философии» и «Самоопровержения философов», составившие настоящую эпоху в истории философской и богословской мысли мусульманского Востока. Цель, поставленная им в этих трактатах, была очень важной и трудной: дать опровержение античной греческой философии (прежде всего, Аристотеля), которая на Востоке стала основой для материалистических философских систем известных мыслителей аль-Фараби и Ибн Сины (в отличие от Запада, где ее удалось успешно приспособить к нуждам христианской теологии). Влияние этих философов на умы в то время было настолько велико, что мусульманские богословы уже не могли не обращать на это внимания. Следовало дать достойный ответ врагам веры и защитить религию. Сложность, однако, состояла в том, что сражение с материалистами предстояло вести на их собственном поле, т.е. для опровержения философии надо было прибегнуть к аргументации и логике самой философии. Для этого аль-Газали должен был во всех деталях изучить сам предмет спора, чтобы «можно было встать вровень с наиученейшими из ее (философии) представителей, а затем, оставив их позади себя и превысив своими познаниями степень их учености, заниматься такими глубокими проблемами этой науки, о которых представители ее не имеет даже никакого понятия». Поставив себе целью опровергнуть философов, аль-Газали «с засученными рукавами взялся за книги и принялся усердно штудировать эту науку». При этом он опирался только на прочитанное и не прибегал к помощи каких бы то ни было наставников или учителей. К этим занятиям он прибегал в часы, оставшиеся от писания книг и чтения лекций по мусульманскому праву студентам.



 
PR-CY.ru