Словарь по исламу А АРАБСКАЯ ПОЭЗИЯ

АРАБСКАЯ ПОЭЗИЯ

АРАБСКАЯ ПОЭЗИЯ – лироэпическая поэзия доисламских арабов, которая и сегодня поражает образным богатством и своеобразием формы. Содержание доисламской поэзии было тесно связано со спецификой бедуинской племенной жизни. Поэт-кочевник не пытался поразить слушателей новой, неожиданной темой или оригинальностью мысли, а стремился развить традиционную тему, превзойти соперников в правдивости изображения, краткости и выразительности. Близость кочевников к природе обострили их способность к внимательному и точному наблюдению окружающего, а образы и сравнения основаны на внешнем сходстве. Так, война уподобляется мельнице, перемалывающей зерно, или сбору урожая. Творчество древнеарабских поэтов было тесно связано с магией. Считалось, что поэт обладает магической силой, способной нанести реальный вред врагу и вражескому племени, оказать влияние на загробную жизнь умершего. Умение сочинять стихи ценилось в бедуинском воине не меньше, чем храбрость. Искусство стихосложения передавалось из поколения в поколение. Даже существовали семьи и роды, постоянно выдвигавшие из своей среды замечательных поэтов, которые занимали высокое положение в обществе – поэт был певцом племени, хранителем его героических традиций. Каждое племя дорожило поэтом, умевшим острым словом и защитить его честь, и сразить врага. Правители аравийских княжеств постоянно стремились привлечь поэтов в свои столицы, чтобы, используя их влияние на умы и сердца кочевников, укрепить свой авторитет. Несмотря на некоторые диалектические различия, поскольку поэты были выходцами из различных племен Аравии, в целом язык доисламской поэзии един. Эта общность арабского поэтического языка, по-видимому, сложилась в результате постоянных перемещений кочевников по полуострову и широкого межплеменного культурного обмена, осуществлявшегося главным образом на знаменитых аравийских ярмарках, во время которых поэты демонстрировали свое поэтическое искусство, где военные состязания сменялись поэтическими. Главной поэтической формой была касыда, значительную часть содержания которой составляли описания природы, достопримечательности мест, покинутых кочевий или разрушенных поселений, сражений и единоборств, а также спутников бедуина – коня или верблюда. Эти описания служили своего рода фоном, создающим у слушателей соответствующее настроение и подводящим к основной теме. Здесь чувства поэта, переплетаясь с повествованиями и описаниями, создавали гармонию между миром и жизнью. Особое место в касыде занимают изречения морального и общественного характера, поэтому они служили у древних арабов основным способом формирования общественной морали. В них часто звучат мотивы бренности бытия, скепсиса и разочарования, характерные для эпохи ломки родоплеменных отношений, тоска о давно ушедших патриархальных временах единства племени, сменившихся всеобщим ожесточением и враждой. Самым крупным доисламским поэтом арабская традиция считает Имруулькайса (умер в середине VI в), сына киндского князя. В его творчестве есть некоторая двойственность – он выходец из знатного рода, глубоко связанного с бедуинским бытом и племенными традициями и вместе с тем уже знакомого с жизнью аравийских княжеств и даже Византии: чувствуется влияние утонченной придворной культуры соседних империй. Но если Имруулькайс считается мастером пейзажной и любовной лирики, певцом суровой аравийской природы, то другой поэт доисламской Аравии – Зухайр ибн Аби Сульма (530–627 гг.) – это поэт-миротворец. Он считал межплеменную вражду основной причиной ослабления былого племенного могущества и источником несправедливости, призывал арабские племена к объединению. Но в его стихах нет той живости воображения и сочности образов, характерных для поэзии Имруулькайса. В арабскую поэзию он вошел как олицетворение рассудительности и добродетельности в противовес беспечным «вольнодумцам». Начиная с VI в. в Аравии появляются придворные поэты-панегиристы, которые покидали родное племя и перебирались ко двору феодальных князьков Северной Аравии, пытаясь найти здесь материальную поддержку для себя и покровительство для своих соплеменников. Не забывая о делах родного племени, призывая племена оставить раздоры, поэты говорят о необходимости союза, чтобы быть сильными перед лицом грозного врага – гассанидского княжества.



 
PR-CY.ru