Словарь по христианству З ЗНАМЕННЫЙ РАСПЕВ

ЗНАМЕННЫЙ РАСПЕВ

ЗНАМЕННЫЙ РАСПЕВ, знаменный роспев, знаменное пение, крюковое пение – основная певческая традиция Древней Руси. Получил распространение после принятия христианства и поныне сохраняется в богослужебном пении. Понятие «знаменное пение» впервые встречается в текстах середины XVII в. (см., например: «Предисловие, откуду и от коего времени начася быти в нашей Рустей земли осмогласное пение» (до 1652 г.): «пети горазд знаменному пению»; «Сказание о различных ересех… содержимых от неведения в знаменных книгах» (1651 г.) монаха Евфросина: «некии хулные бредни в знаменном пении»). Это понятие в смысловом отношении условно, т.к. происходит от певческого термина «знамение», известного по текстам с первой половины XV в. («знаменье», позднее «знамя» – знак, указание, символ, изображение, начертание, обозначение и проч.), общего для различных певческих традиций (столповое, путевое, казанское, «петия красного», демественное ключевое, нотное знамя). Сохранение понятия «знаменная» за одной конкретной певческой традицией, получившей не позднее XV в. название «столповая», очевидно, связано с её ведущей ролью в русском церковном пении с древнейших времён. Происхождение знаменного распева связано с византийским пением, которое пришло на Русь в X в. вместе с проникновением христианской культуры (скрепление договора 944 г. послами-христианами князя Игоря с Византией в «сборней церкви» пророка Илии в Киеве – «Повесть временных лет…»; вероятно также присутствие византийских священнослужителей и певчих в окружении княгини Ольги после её крещения). С официальным принятием христианства при князе Владимире и учреждением Русской митрополии в составе Константинопольской патриархии влияние византийской певческой традиции значительно расширилось. Прибывшие в Киев «попы царицины и корсуньские», митрополиты-греки и иерархи, возглавлявшие русские епархии, и их окружение способствовали распространению и усвоению не только византийских богослужебных чинов, первоначально совершавшихся, скорее всего, по-гречески, но и византийского церковного пения. К возведённой по повелению князя Владимира Десятинной церкви Пресвятой Богородицы, порученной Анастасу Корсунянину, возможно, как эконому, были приставлены для служения «попы корсуньские» (многочисленные греческие граффити существовали на стенах храма ещё в XVII в.). В XI в. на горе рядом с Десятинной церковью располагался «двор деместиков», где жил руководитель певчих, выполнявший обычно и функцию учителя. Исследователи затрудняются сказать, был ли доместик славянином или имел греческое происхождение (последнее им представляется вполне вероятным). Хор соборного митрополичьего храма Святой Софии непременно должен был включать певцов из греков, входивших в окружение митрополита. Следы присутствия византийского пения на Руси сохранились в славянских певческих рукописях XII в.: это греческие тексты отдельных песнопений в Благовещенском кондакаре, характерные подтекстовки византийских интонационных формул типа «неагиа», «агиа» там же и в Типографском уставе с Кондакарем, вставные слоги «не-ве» в мелизматических распевах «Аллилуия» (все они даны в кириллической транслитерации, а значит, предназначались для славянских певчих, обученных византийскому пению).

 



 
PR-CY.ru