Словарь по христианству В ВАВИЛОНСКАЯ БАШНЯ

ВАВИЛОНСКАЯ БАШНЯ

ВАВИЛОНСКАЯ БАШНЯ – важнейший эпизод из рассказа о древнейшем человечестве в книге Бытие (11:1–9). Согласно библейскому повествованию, потомки Ноя говорили на одном языке и поселились в долине Сеннаар. Здесь они начали строительство города и башни, «высотою до небес, сделаем себе имя, – говорили они, – прежде нежели (в Месопотамском Талмуде «чтобы не») рассеемся по лицу всей земли» (Быт. 11:4). Однако строительство было пресечено Господом, Который «смешал языки». Люди, переставшие понимать друг друга, прекратили строительство и рассеялись по земле (Быт. 11:8). Город получил название «Вавилон». Таким образом, рассказ о Вавилонской башне (Быт. 11:9) строится на созвучии древнееврейского названия «Вавилон» и глагола «смешивать». По преданию, строительством Вавилонской башни руководил потомок Хама Нимрод. Библейское повествование о Вавилонской башне даёт символическое объяснение причины появления разнообразия языков мира, которое может быть соотнесено и с современным пониманием развития языков человечества. Исследования в области исторического языкознания позволяют учёным сделать заключение о существовании единого праязыка, условно названного «ностратическим»; из него вычленились индоевропейские (яфетические), хамито-семитские, алтайские, уральские, дравидийские, картвельские и другие языки. Последователями этой теории были такие учёные, как Владислав Маркович Иллич-Свитыч, Игорь Михайлович Дьяконов, Владимир Николаевич Топоров и Вячеслав Всеволодович Иванов. Кроме того, рассказ о Вавилонской башне является важным указанием на библейское понимание человека и исторического процесса и, в частности, на вторичность для человеческой сущности разделения на расы и народы. В дальнейшем эта идея, выраженная в другой форме у апостола Павла, стала одной из основ христианской антропологии (Кол. 3:11). В христианской традиции Вавилонская башня – символ, во-первых, гордыни людей, считающих возможным своими силами достичь неба и имеющих в качестве главной цели «сделать себе имя», и, во-вторых, неизбежности наказания за это, и тщеты человеческого разума, не освящённого Божественной благодатью. В даре сошествия Святого Духа в день Пятидесятницы рассеянное человечество получает некогда утраченную способность полного взаимопонимания. Антитезу Вавилонской башне представляет чудо основания церкви, которая соединяет народы Духом Святым (Деян. 2:4–6). Вавилонская башня также является прообразом современной технократии. Образ «города и башни» в книге Бытие отразил целый комплекс мифологических универсалий, например, идею «центра мира», которым должен был стать построенный людьми город. Исторически засвидетельствованные храмы Месопотамии действительно выполняли эту мифологическую функцию. В Священном Писании строительство Вавилонской башни описано с позиций Божественного Откровения, в свете которого оно есть, прежде всего, выражение человеческой гордыни. Другим аспектом рассказа о Вавилонской башне является указание на перспективы прогресса человеческой цивилизации, и в то же время в библейском повествовании присутствует отрицательное отношение к урбанизму месопотамской цивилизации.

 



 
PR-CY.ru