Словарь по христианству В ВЕТХОГО ЗАВЕТА КРИТИЧЕСКОЕ ИЗУЧЕНИЕ

ВЕТХОГО ЗАВЕТА КРИТИЧЕСКОЕ ИЗУЧЕНИЕ

ВЕТХОГО ЗАВЕТА КРИТИЧЕСКОЕ ИЗУЧЕНИЕ – одно из направлений в современной библеистике. Сегодня существует несколько версий генезиса текстов Ветхого Завета. Обширность проблематики демонстрируют примеры дискуссий вокруг генезиса Торы как некоего «краеугольного камня» всей Библии. Современными библеистами (например, Игорем Романовичем Тантлевским) подчёркивается наличие двух уровней библейской критики: «низкого» и «высокого». Критическое изучение Ветхого Завета «низкого уровня» занимается реконструкцией прототекста Священного Писания, текстологией и текстоведением библейских и экстрабиблейских фрагментов, а критическое изучение Ветхого Завета «высокого уровня» анализирует литературные, исторические, культурологические, теологические, философско-религиоведческие особенности отдельных библейских произведений. При этом используются методы современной интегральной библейской герменевтики, методика «синхронных корреляций и сопоставлений и диахронных экстраполяций релевантных библейских и экстрабиблейских (ханаанейско-угаритских, шумерских, ассиро-вавилонских, древнеегипетских, хурритских, древнегреческих) текстов…» (И.Р. Тантлевский). Начало критическому изучению Пятикнижия было положено в XII в. комментатором Второзакония Авраамом бен-Мейером ибн Эзрой (1089/1093 – 1167 гг.), хотя отдельные элементы критического изучения Ветхого Завета обнаруживаются уже в трудах позднеантичных авторов: Авла Корнелия Цельса (25 г. до н.э. – 50 г. н.э.), Порфирия (232/233 – 304/306 гг.), императора Юлиана Отступника (332–363 гг.). Ибн Эзра усомнился в правильности атрибутики Торы Моисею. Путём намёков и иносказаний он наводит читателя на мысль, что истинный объём книги Моисея должен быть в несколько раз меньше усвоенного традицией. Это так называемая «тайна двенадцати» алтарных камней, покрытых известью, на которых Моисей оставил свои записи (Втор. 27:2–6; Ис. Нав. 8:31–32). Ибн Эзра пользовался идеями своего предшественника экзегета-талмудиста Исаака бен-Иазоса (XI в.), который, в частности, указывал, что стих 36:31 книги Бытия не мог возникнуть ранее периода правления иудейского царя Иосафата (872–848 гг. до н.э.). Бенедикт Спиноза (1632–1677 гг.) в своём «Богословско-политическом трактате» (1670 г.) повторяет некоторые из наблюдений Ибн-Эзры, отмечая, что Моисей вряд ли бы стал говорить о себе в третьем лице и заранее описывать собственную кончину и погребение. Свой вклад в развитие принципов так называемой «Священной критики текста Писания» внесли западноевропейские учёные и теологи XVI – начала XVIII вв.: немецкий гуманист Иоганн Рейхлин (1455–1522 гг.), нидерландский кальвинист Людвиг Капелла (1585–1658 гг.), его оппонент, французский католик Иоганнес Моринус (1591–1659 гг.), немецкий протестант Андреас Рудольф Карлштадт (Боденштайн; 1480–1541 гг.), нидерландский католик Андреас Мазиус (1514–1573 гг.) и его ученик испанский иезуит Бенто Перейра (1535–1610 гг.), иезуит Жак Бонфрер (1573–1642 гг.), кальвинист Исаак де ля Пейрер (1594–1676 гг.), католик-ораторианец Ришар Симон (1638–1712 гг.), кальвинист Жан Ле Клерк (1657–1736 гг.) и др. В XVIII–XX вв. в критическом изучении Ветхого Завета стала преобладать документальная гипотеза, вызвавшая широкий резонанс во всей европейской библеистике. Ещё в конце XVIII в. А. Гедцес (1737–1802 гг.) в противовес ей выдвинул свою гипотезу фрагментов, согласно которой текст Торы постепенно формировался из множества фрагментов, впоследствии сгруппированных неизвестным редактором в две большие серии – Яхвист и Элохист. Предпосылкой её появления послужили, во-первых, разработка Франсуа Эделеном д'Обиньяком (1604–1676 гг.) и Фридрихом-Августом Вольфом (1759–1824 гг.) «гомеровского вопроса», а во-вторых, исследования богослова Хеннига Бернхарда Виттера (1683–1715 гг.) и врача Жана Астрюка (1684-1766). Д 'Обиньяк и Фридрих-Август Вольф пришли к выводу, что разрозненные «гомеровские» гимны длительное время бытовали исключительно в устной форме и были зафиксированы и систематизированы аэдами лишь во второй половине VI в. до н.э. Экстраполяция этого подхода на область библеистики привела к тому, что и Пятикнижие Моисеево стали рассматривать как некую комбинацию автономных текстов, возникших в разной среде и в разное время. Ещё в 1711 г. Хенинг Бернхард Витгер отметил неслучайное чередование в Пятикнижии двух имён Бога: Яхве (yhwh) и Элохим (alohim). Вслед за ним то же сделал (независимо от своего предшественника) французский врач Жан Астрюк. В 1753 г. он анонимно опубликовал книгу «Предположения о первоначальных текстах, которыми Моисей, видимо, пользовался при составлении книги Бытия». В ней Ж. Астрюк высказал гипотезу о существовании как минимум двух основных источников, которыми пользовался составитель первой книги Торы: «Яхвиста» (сокр.: «J») – по именованию Бога в этом тексте тетраграммой yhwh, прочитываемой как yahwa – «Сущий, Господь»; и «Элохиста» («Е») – по именованию alohim – «боги, духи».

 



 
PR-CY.ru