Словарь по христианству В ВИЗАНТИЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

ВИЗАНТИЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

ВИЗАНТИЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА – литература Византийской империи, среднегреческая по языку, оказавшая большое влияние на европейскую (в том числе и литературу славян) своими памятниками (преимущественно до XIII в.). На переходе от Античности к Средневековью происходит распад ранее единой эллинистическо-римской зоны на два обособляющихся региона: восточный и западный. Долгое время объединяющими факторами остаются культурно-государственные традиции Римской империи и, прежде всего, христианская религия; однако каждый регион идёт своим путём. К XI в. и христианская религия разделяется на две большие вероисповедные общности – греко-православную и римско-католическую. Развивающаяся на Западе литература (латинская) поначалу однородна в языковом отношении, однако на Востоке появляются три высокоразвитые литературы: грекоязычная, получившая название византийской (эта традиция утвердилась в науке в Новое время, поскольку народа, который называл бы себя «византийским», никогда не существовало; подданные державы именовались «ромеями», т.е. «римлянами»), сирийская и коптская (к ним примыкала эфиопская литература). При этом авторы, писавшие на греческом языке, нередко выражали античное презрение к «варварским» языкам, а сирийцы (и особенно копты) утверждали свою самобытность в противопоставлении эллинизму, выразившейся, между прочим, в конфессиональном конфликте, который ещё в V–VI вв. (за пятьсот лет до разделения церквей Востока и Запада) привёл к отходу несторианской восточно-сирийской церкви и монофизитских (или «яковитских») церквей западной Сирии, Египта, Эфиопии, а затем и Армении. И всё же эти литературы объединяет общность существования, общность системы, общность судьбы. Общности существования той эпохи способствовала, прежде всего, наднациональность («ойкуменичность») больших идеологических систем раннего Средневековья, что привело к расцвету переводческой деятельности (на разные языки переводились одни и те же произведения). В первую очередь, это относится к функции библейской цитаты в словесном облике произведений религиозной прозы и даже поэзии на греческом, сирийском, коптском и эфиопском языках. Так, произведения византийской гимнографии очень часто начинаются стихом какого-нибудь ветхозаветного псалма, как бы настраиваясь по «камертону» переводного образчика древнееврейской лирики. В общем потоке византийской дидактико-аскетической прозы сочинения классика сирийской литературы Ефрема Сирина (около 309 – 373 гг.), чрезвычайно быстро (отчасти уже при его жизни) переведённые на греческий язык, вполне равноправны с произведениями этого же типа, с самого начала написанными по-гречески. О существовании общности содержания (по крайней мере, части литературы на греческом, сирийском и коптском языках) свидетельствует давно укоренившийся в научной литературе термин «восточно-христианская патристика». По мнению специалистов, было бы грубой ошибкой рассматривать патристику во всём её объёме исключительно как богословскую словесность, чуждую эстетических установок; её тексты они квалифицируют для своего времени как литературные произведения. Самым непосредственным образом к литературе этого региона относятся написанные на разных языках жития святых, апокрифы на библейские и евангельские сюжеты, а для ранней поры – гностические евангелия и апокалипсисы, манихейские псалмы и проповеди. Каждый из этих пластов литературного творчества по своей природе не умещается в этнические рамки. Общность литератур этого региона особенно наглядно ощущается в сфере религиозной словесности. Дело в том, что для византийской литературы в некоторые эпохи (например, в эпоху Юстиниана I Великого) чрезвычайно характерны жанры, унаследованные от Античности (эротическая эпиграмма, светская историография и т.д.); этими жанрами занимались представители мирской образованности – столичные адвокаты, придворные. Ни сирийская, ни тем более коптская и эфиопская литературы ничего подобного не знают. К примеру, облик коптской литературы IV–VII вв. хотя и беднее, но однороднее, чем облик византийской литературы. Именно здесь ясно обнаруживается основной состав выявляющих себя через словесное искусство общественных сил – белое духовенство, действующее в миру, и монашество, среда отшельников и аскетов, т.е. люди, удалившиеся из мира и творившие свой мир в противовес миру всех. Деятельность первых – активное распространение определённых верований и представлений с помощью устного и письменного слова, деятельность вторых – подвижничество, т.е. культивирование определённого типа личности, которая могла бы вызывать в других людях нужный духовный настрой силой непосредственного примера. Первые жили в земном мире, имея дело со всеми его силами; вторые – в ином мире, в общении с «нездешними» существами, но этот иной мир был для них столь же реальным и конкретным, как земной мир для первых. Именно Египет Павла Фивейского, Антония Великого и Пахомия был родиной христианского монашества.

 



 
PR-CY.ru