Словарь по христианству В ВВЕДЕНСКИЙ Александр Иванович

ВВЕДЕНСКИЙ Александр Иванович

ВВЕДЕНСКИЙ Александр Иванович (1904–1941 гг.) – поэт. В 1921 г. окончил одну из лучших тогда в Петрограде десятую трудовую школу (до революции – частная гимназия Л.Д. Лентовской), причём не сдал экзамен по русской литературе. Поступил в университет на юридический факультет, затем перешёл на китайское отделение. Вскоре обучение оставил и работал письмоводителем, затем на электростанции «Красный Октябрь» (1921–1922 гг.). В анкете при вступлении в Союз поэтов (1924 г.) на вопрос «На какие средства живёте?» ответил: «На средства родителей». Известно, что уже в 1917 г. Введенский писал стихи. В январе 1921 г. вместе с литературными опытами товарищей по школе (В. Алексеев, Л. Липавский) послал их Александру Блоку (1880–1921 гг.), который сделал пометку на их письме: «Ничто не нравится. Интереснее Алексеев». Первое упоминание имени Александра Введенского в печати – в журнале «Жизнь искусства» (1923. № 27) в статье Г. Крыжицкого «Футуризм». В ней его алогичные изречения (типа «без отношения в каменном мире, полёт без смысла, и это хорошо» или «слушая гортанный шёпот собак, учись слушать потолок, лампочка») демонстрировались как пример нового этапа футуризма и подлинного «революционного пафоса» в искусстве. В сравнении с будущими соратниками по ОБЭРИУ А. Введенский раньше других взял за основной творческий принцип открытую борьбу со здравым смыслом, считая, что именно формальная логика отделяет человека от познания реальной сущности мироздания и жизни. Даже Велимир Хлебников (1885–1922 гг.) в силу системности его натурфилософских исканий, отражённой в поэтико-лингвистических опытах, его не удовлетворял: «Хлебников мне чужд, уж скорее мне ближе Кручёных». Начальная пора литературной деятельности Александра Введенского проходит в теснейшем союзе с Даниилом Хармсом (Ювачёвым; 1905–1942 гг.). Это – совместное вступление в «Орден заумников DSO» А. Туфанова (1925 г.), выход из туфановского сообщества и организация «Чинарей» (1926 г.; Введенский тогда подписывал свои произведения «чинарь – авторитет бессмыслицы»); это и сотрудничество с ГИНХУКом (возглавлялся К. Малевичем) и возникшим в контакте с ним театром «Радикс», где ставилась пьеса «Моя мама вся в часах», смонтажированная из произведений Д. Хармса и А. Введенского; это и мимолётная «Академия левых классиков», и создание шумного с претензией на солидность ОБЭРИУ. Считается, что созидательной силой в этом дуэте был Д. Хармс, а разрушительной – А. Введенский, который принципиально не мог подчиниться любому определённому направлению (отсюда – скорый разрыв с А. Туфановым, а затем и с Н. Заболоцким). Д. Хармс отзывался о Введенском как о человеке «демоническом», а другие современники отмечали необузданность его натуры. Одни писали о нём: «В жизни это был человек неистового азарта, игрок, способный, стоя в очереди за гонораром, проиграть его начисто...». Другие вторили им: «Введенский был по-гусарски азартен. Действительно, было что-то гусарское в его цыганистых глазах, да и в пристрастии к рискованным спорам на пари...». Первые (и единственные при жизни) опубликованные стихи Александра Введенского демонстрировали его полное неприятие сложившегося миропорядка. В «Начале поэмы» и во фрагменте из драматической поэмы «Минин и Пожарский» начисто нарушена привычная логика и во временном, и в пространственном, и в причинно-следственном планах (финал первой публикации: «На гуслях смерть играет в рясе / она пропахшему подружка / чу сухопарые костры / свиная тихая Колхида, / горели мясом. Рысь женилась»). Введенский скажет потом: «Сомнительность, неукладываемость в наши логические рамки есть в самой жизни. И мне непонятно, как могли возникнуть фантастические, имеющие точные законы миры, совсем не похожие на настоящую жизнь. Например, заседание» (Линавский Л. Из разговоров «Чинарей» // Аврора. 1989. № 6).

 



 
PR-CY.ru