Словарь по христианству В ВАРФОЛОМЕЕВСКАЯ НОЧЬ

ВАРФОЛОМЕЕВСКАЯ НОЧЬ

ВАРФОЛОМЕЕВСКАЯ НОЧЬ – кровавый эпизод в период религиозных войн между католиками и протестантами-гугенотами (см. Кальвинизм) во Франции. Это название получили события в Париже в ночь с 23 на 24 августа (т.е. перед днём памяти апостола Варфоломея) 1572 г., когда началось массовое истребление гугенотов, собравшихся на свадьбу французской принцессы Маргариты де Валуа (1553–1615 гг.), дочери короля Генриха II (1547–1559 гг.) и Екатерины Медичи (1519–1589 гг.), и короля Наварры Генриха Бурбона (будущего французского короля Генриха IV; 1589–1610 гг.). До настоящего времени Варфоломеевская ночь воспринимается как символ религиозного фанатизма. Правительство короля Карла IX (1560–1574 гг.) и его матери Екатерины Медичи, не сумев предотвратить гражданские войны, начавшиеся в 1562 г., старалось лавировать между «партиями» гугенотов и католиков. Неоднократно предпринимались попытки замирить страну путём установления сосуществования этих конфессий. В 1570 г. был подписан Сен-Жерменский мир, которым правительство, опасавшееся чрезмерного усиления ультракатолической партии, возглавляемой лотарингскими герцогами Гизами, предоставило гугенотам уступки. Представители гугенотов были включены в Королевский совет, где особое влияние приобрёл адмирал Гаспар де Колиньи (1519–1572 гг.), фактический руководитель французских гугенотов. Мир должен был скрепить брак сестры короля Маргариты де Валуа и вождя гугенотов Генриха Бурбона. Свадьба состоялась 18 августа 1572 г. На церемонию съехались наиболее видные представители гугенотского дворянства. В Париже, большинство населения которого оставалось католическим, распространились слухи о гугенотском заговоре, целью которого называли (в том числе) убийство короля. 22 августа де Колиньи был ранен выстрелом из аркебуза в руку. Стрелявший успел скрыться, но, как выяснило следствие, стреляли из дома человека, связанного с семейством герцогов Гизов. Гугеноты потребовали от короля наказать герцога Генриха Гиза, виновного, по их мнению, в покушении. В пятницу и в субботу заседал своеобразный «кризисный комитет»: король, Екатерина Медичи, брат короля герцог Анжуйский, маршал Таван, канцлер Бираг и ещё несколько вельмож. Был принят план нанесения гугенотам превентивного удара, уничтожения собравшихся в Париже представителей кальвинистской аристократии. Примерно в 2 часа ночи к дому Колиньи явились люди Гиза, к которым примкнули солдаты из королевской охраны, убили адмирала и выкинули его тело на улицу. Ворота города были закрыты, и началось массовое избиение гугенотов. Утром разнеслась весть, что расцвёл сухой боярышник на кладбище Невинноубиенных, что было интерпретировано как чудо: якобы Бог показывал, что католики начали «святое дело». Резня продолжалась ещё неделю, перекинувшись из Парижа в некоторые провинциальные города (Бордо, Тулузу, Орлеан, Лион, Руан, Труа), где также были устроены массовые убийства гугенотов. Исследователи полагают, что в Париже погибли около 2 тыс. человек – гугенотская знать и члены их семей, парижане, подозреваемые в кальвинизме. Общее число погибших по всей Франции в погромах конца августа – начала сентября составляло не менее 5 тыс. человек. Генриху Бурбону и его кузену, младшему принцу Конде, жизнь сохранили, заставив их под угрозой смерти принять католичество (стали популярными сказанные Генрихом IV по этому поводу слова «Париж стоит мессы»). Утром 24 августа король отдал приказ о немедленном прекращении беспорядков, выступив с заявлением, что всё случилось по его воле. Но он не аннулировал Сен-Жерменский мир, а, напротив, подтвердил его статьи о религиозной свободе на специальном заседании Парижского парламента, отменив лишь право гугенотов иметь собственные крепости и войска. В письмах, разосланных протестантским государям, правительство и близкие к нему публицисты утверждали, что король не покушался на религиозную свободу подданных. Речь якобы шла о ликвидации гугенотского заговора против короля, но вмешательство парижской черни привело к излишнему кровопролитию. Папе Римскому Григорию XIII (1572–1585 гг.) и испанскому королю Филиппу II (1527–1598 гг.) из династии Габсбургов Екатерина Медичи писала, что случившееся – это осуществление её давнего плана восстановить католическое единоверие в стране. Известия о Варфоломеевской ночи были с радостью встречены в Риме и Мадриде, но вызвали озабоченность в Англии, Германии и Польше. Царь Иоанн IV Грозный (1548–1584 гг.) осудил избиение мирных подданных (см. Лурье Я. Вопросы внешней и внутренней политики в посланиях Ивана IV // Послания Ивана Грозного / Под ред. В.П. Адриановой-Перетц. М.; Л., 1951).

 



 
PR-CY.ru