Словарь по христианству С СЕРГИЙ I

СЕРГИЙ I

СЕРГИЙ I – Константинопольский патриарх в 610–638 гг. Происходил из яковитской (монофизитской) сирийской семьи, однако, по мнению исследователей, его учителя были православными. С 619 г. и до самой смерти был в дружеских отношениях с императором Ираклием I (610–641 гг.), в отсутствие которого вместе с патрицием Вонозом управлял империей. Пишут, что в 626 г. благодаря энергии Сергия I Константинополь, осаждённый аварами и славянами, был спасён. Патриарх организовал крестный ход с иконой Пресвятой Богородицы вокруг городских стен, с которым православное предание связывает спасение города и возникновение благодарственного акафиста к Пресвятой Богородице. Его авторство иногда приписывают Сергию I, в том числе многие западные учёные. Исследователи признают, что строфа акафиста, ставшая затем шаблоном для этого рода византийской гимнографии, является совершеннейшим и изящнейшим созданием греческой средневековой так называемой ритмической поэзии и не уступает по красоте лучшим античным литургическим формам. Весь гимн дышит патриотическим одушевлением, полон метких эпитетов, превосходных метафор и картин. Он высоко ценится всеми беспристрастными учёными. Когда в VIII–IX вв. гимны были вытеснены из церковного обихода канонами, акафист удержался и до сих пор поётся и читается в православной церкви целиком. Если Сергий I – действительно его автор, то он, несомненно, один из первых церковных поэтов Востока (мнения, будто акафист составлен Романом Сладкопевцем или Георгием Писидой не имеет никаких оснований, а первое из них может считаться совершенно опровергнутым с тех пор, как доказано, что Роман жил в первой половине VI в.). Однако отдельные строфы и строки из акафиста были известны задолго до Сергия I. Легенда усматривает повод к его составлению в событиях то 626, то 673, то 717 гг., поэтому исследователи считают, что правильнее видеть в Сергии I не автора, а лишь главного редактора «акафиста». Считается, что патриарх Сергий I отличался редкой скромностью и осторожностью. Будучи правой рукой императора во всех его начинаниях, он всегда старался оставаться в тени и даже в церковных делах действовал именем императора. Так, о своём религиозном эдикте («Экфесисе») Ираклий I уже после смерти Сергия I писал папе Иоанну IV (640–642 гг.): «Не я диктовал его, а патриарх Сергий составил его ещё за пять лет до моего возвращения с Востока и упросил меня издать его с моим именем и подписью». В историко-богословской традиции халкидонитских церквей патриарх Сергий I за проведение в жизнь так называемой «Монофелитской унии» считается еретиком-монофелитом, подпавшим анафемы шестого Вселенского (третьего Константинопольского) собора (680–681 гг.). Мысль о примирении халкидонитов с нехалкидонитами (диофизитов с миафизитами), на основе объединяющей доктрины у Сергия I появилась ещё в 610–617 гг. Изначально это была идея моноэнергизма – учения о едином действии Христа, которое отводило бы от диофизитов подозрения в исповедании раздвоения во Христе. Однако моноэнергизм входил в противоречие с учением папы Римского Льва I Великого (440–461 гг.), которое стало основой Халкидонского вероисповедания. Поэтому папой Римским Гонорием I (625–638 гг.) было предложено Сергию I не затрагивать вопрос действий, но искать единства на основе единоволия. Относительно условий возникновения монофелитского движения существуют две версии: официальная и неофициальная. Официальная дана в изложении Сергия I. Если верить этому источнику, то монофелитское движение возникло совершенно случайно, без всякого желания Константинопольской церкви. Дело объясняется тем, что император Ираклий I должен был вести отчаянную войну с персами, стоившую многочисленных жертв. Персидский царь вздумал отомстить не Фоке (602–610 гг.), а Ираклию I за смерть Маврикия (382–602 гг.), наречённого отца персидского царя. Война велась на границах Армении. Из-за войны император находился в 622 г. в Армении, и здесь в городе Феодосиополе или Карине (Эрзеруме), встретившись с главой севириан, Павлом Одноглазым, имел с ним беседу о вере. Как человек богословски образованный, император в опровержение обычных монофизитских воззрений, что два естества необходимо ведут к признанию и двух ипостасей во Христе, указал Павлу на то, что при двух естествах во Христе есть только одна энергия. Таким образом, первое слово, подавшее повод к спорам, было якобы произнесено самим Ираклием I. Из этого сообщения, заимствованного из послания Сергия I к Гонорию Римскому выходило, что слова «единая энергия» были предложены самим императором, что инициатива в этом деле принадлежала не церкви, а государству или даже только лично императору. Всё вышло как-то случайно: устами патриарха император побеждает представителя армянских монофизитов-автокефалов Павла Одноглазого.

 



 
PR-CY.ru