Словарь по христианству П ПАТРИАРХИ РУССКИЕ

ПАТРИАРХИ РУССКИЕ

ПАТРИАРХИ РУССКИЕ – первоиерархи, стоящие во главе Русской православной церкви. Со времени Халкидонского собора патриархами именовались предстоятели пяти первенствующих епископских престолов – Римского, Константинопольского, Александрийского Антиохийского и Иерусалимского. Их официальный перечень – диптих – определял «ранг чести» поместных церквей, на основании которого в IX в. возникло учение о пентархии, суть которого состояла в том, что все вселенское православие сосредоточено в пределах пяти патриархий (после разделения церквей – в четырех). Такое деление прочно установилось на православном Востоке. После падения Византии учение о пентархии послужило обоснованием претензий греков на церковную гегемонию в православном мире. Однако изменившиеся политические реалии подчеркивали явное несоответствие между положением московского государства как Третьего Рима – покровителя и опоры для всех православных церквей, включая самих восточных патриархов, – и иерархическим митрополичьем достоинством церковного главы Московской Руси. Тем не менее, константинопольский и другие восточные патриархи не спешили с увенчанием Русского митрополита патриаршеством, стремясь удержать на Руси церковную юрисдикцию константинопольской патриархии. Но еще с XV в., со времени митрополита Ионы, зависимость Русской церкви от константинопольского патриарха была только номинальной. Покорение Константинополя турками уменьшило власть патриарха. В то же время на Руси стало появляться сомнение в правильности как патриарха, так и греческого духовенства, дошедшее до того, что около 1480 г. в архиерейскую присягу было внесено обещание не принимать греков ни на митрополичью, ни на архиерейские кафедры. В 1586 г. было решено уничтожить и номинальную зависимость Русской церкви от Византии. Оформившаяся идея преемственности от Второго Рима (Византии) к Третьему (России) требовала канонического утверждения патриаршества в Москве. Для достижения этой задачи правительство царя Федора Ивановича (1584–1598 гг.), возглавляемое Борисом Годуновым (1587–1605 гг.), воспользовалось частыми обращениями восточных патриархов в Москву за «милостыней». Первоначальный план московского правительства при посредничестве прибывшего в Россию в 1586 г. антиохийского патриарха Иоакима V Дау (1581–1592 гг.) заручиться общеправославной соборной поддержкой всех восточных патриархов не увенчался успехом. Переговоры с ним вел московский митрополит Дионисий (1581–1587 гг.) – высокообразованный и с твердым характером человек, стремившийся поднять упавший авторитет Русской церкви. Он учитывал слабость греческого патриархата, но широта его мышления не могла не задеть и вопросов управления государством. Поэтому возникли определенные разногласия с царем, и Дионисия отправили в ссылку. Духовенство и бояре похвалили царскую мысль, но прибавили, что нужно общаться со всеми восточными патриархами, чтобы никто не мог сказать, что патриарший престол в Москве устроен только одной царской властью. Патриарх Иоаким взялся доложить о решении Думы собору Греческой церкви. Год прошел без ответа. Когда в июле 1588 г. сначала в Смоленск, затем в Москву прибыл константинопольский патриарх Иеремия II (1572–1579 гг.; 1580–1584 гг.; 1587–1595 гг.), Борис Годунов начал с ним продолжительные и трудные переговоры, стремясь утвердить на патриаршем престоле в Москве преданного ему ростовского архиепископа Иова. Он был не так умен, как его предшественник, но обладал выдающимся голосом и, зная наизусть многие места Священного Писания, блистал как священнослужитель. Но бойцовских качеств у него не было, и в жизни он покорялся обстоятельствам.

 



 
PR-CY.ru