Словарь по христианству П ПАИСИЙ Ярославов

ПАИСИЙ Ярославов

ПАИСИЙ Ярославов – духовный писатель XV в. Предполагают, что около середины ХV в. Паисий был иноком Кирилло-Белозерского монастыря. Позднее он некоторое время жил в Троице-Сергиевой лавре (1467–1474 гг.) и по настоятельному желанию великого князя сделался там даже игуменом (1479–1482 гг.), но скоро ушел оттуда, потому что «не мог обратить чернецов на путь Божий, на молитву, пост, воздержание, они хотели даже убить его». Затем он жил в Москве. Очевидно пользовался известностью: в 1484 г. великий князь Иван III советуется с ним по делу митрополита Геронтия (рассорившегося с князем и желавшего оставить митрополию), и уговаривает Паисия быть московским митрополитом, но тот все-таки отказался. Как причину отказа, летописец приводит вышеупомянутый факт его неудачного игуменства. Потом Паисий присутствует на соборах в Москве: в 1490 г. по делу о новгородских еретиках и в 1503 г. о вдовых попах и монастырских имуществах. Наиболее частым местопребыванием Паисия были, по-видимому, монастыри Кирилло-Белозерский и Спасокаменный (на оз. Кубенском), находившиеся в пределах Ростовской епархии, и вообще пустыни «заволжские». Год его смерти неизвестен. Вместе со своим «учеником», Нилом Сорским (ум. в 1508 г.), Паисий Ярославов пользовался необыкновенным уважением, как в среде современной ему русской иерархии, так и от великого князя. В 1489 г. новгородский архиепископ Геннадий, вступая в борьбу с местными еретиками и сообщая о них ростовскому архиепископу, просил того посоветоваться с жившими в пределах его епархии Паисием Ярославовым и Нилом Сорским, и привлечь их к борьбе: речь шла о распространившихся в народе толках о близкой кончине мира. Геннадий и сам хотел поговорить с авторитетными и учеными старцами и с этой целью даже приглашал их к себе. С еще большим уважением относился к Паисию и Нилу сам великий князь. По свидетельству современников, оба «старца» «ради крепкого жительства и добродетели множества имели великое дерзновение к Державному и были зело преемлемы и почитаемы у него». Паисий был близок и к велико-княжескому семейству, являясь воспреемником детей великого князя. В 1480 г., вместе с митрополитом Геронтием и архиепископом Вассианом, Паисий ходатайствовал пред великим князем за его брата. Будучи духовным руководителем знаменитого Нила Сорского, которого современники обыкновенно называют и «учеником» Паисия, Ярославов является старейшим представителем так называемых «Белозерских» или «заволжских старцев» (т.е. иноков отдаленных вологодских и белозерских монастырей, с Кирилло-Белозерским во главе, известных в Москве вообще под именем «заволжских»). Взаимные отношения между Паисием и Нилом, этими главными представителями идей и стремлений «заволжских старцев», по-видимому, вообще были постоянно самыми близкими. В упоминаниях современников их имена чаще всего встречаются рядом. Общее направление идей «заволжских старцев» было строго аскетическое, но несравненно более внутреннего характера, чем как понимался аскетизм большинством представителей тогдашнего русского монашества. Общим фоном их стремлений был перевес духовного, идеального, над внешним и обрядовым. На взглядах и идеях «старцев» лежит отпечаток древнехристианской духовности. В своих стремлениях они хотят приблизиться к первоначальному евангельскому идеалу. Иночество, по их мнению, должно быть не телесным, но духовным, требует не внешнего умерщвления плоти, а внутреннего самосовершенствования, т.к. почва монашеских подвигов – не плоть, а мысль и сердце. Намеренно обессиливать, умерщвлять свое тело, по их учению, излишне: слабость тела может даже препятствовать в подвиге нравственного самоулучшения. Поэтому инок может и должен питать и поддерживать тело, снисходя к физическим слабостям, болезням, старости. Вообще физическое пощение, по их понятию, – не самое главное. О предмете этом, столь важном по господствовавшему взгляду того времени, ученик Паисия, Нил Сорский, делает лишь общее наставление. Он вообще враг всякой внешности. Считает излишним иметь в храмах дорогие сосуды, золотые или серебряные, и украшать церкви, которые должны быть чужды всякого великолепия: в них нужно иметь только необходимое – «повсюду обретаемое и удобь покупаемое». Чем жертвовать в церкви, – лучше, по его словам, раздать нищим.

 



 
PR-CY.ru