Словарь по христианству Г ГОРДОСТЬ, гордыня

ГОРДОСТЬ, гордыня

ГОРДОСТЬ, гордыня – в христианстве один из основных человеческих пороков. Может обозначаться и другими словами, приобретая при этом различные смысловые оттенки: самомнение, спесивость или кичливость, хвастовство, высокомудрие. В Евангелии от Марка (7:21–23) гордость указывается среди 12 злых помыслов, которые «извнутрь, из сердца человеческого, исходят». Апостол Павел включил гордость в число множества пороков, которые овладеют греховными людьми в последние дни (2 Тим. 3:1–9), людьми, отпавшими от Бога, не исполняющими данного Им закона (Рим. 1:30). Против гордости предостерегал в соборном Послании апостол Иоанн Богослов (1 Ин. 2:16), и апостол Иаков в соборном Послании также увещевал гордых: «...Вы, по своей надменности, тщеславитесь: всякое такое тщеславие есть зло» (Иак. 4:16). Многие св. отцы считали гордость последним из восьми основных грехов (о схеме восьми основных грехов говорили Иоанн Кассиан Римлянин, Евагрий Понтийский, Ефрем Сирин, Игнатий (Брянчанинов) и др.). Иоанн Златоуст ставил гордость на первое место: от неё происходят и зависть, и ненависть, и гнев – гордый одержим всеми этими страстями (ср.: Сир. 10:15: «Ибо начало греха – гордость»). Гордость – первое побуждение ко злу, а возможно, «и корень и основание»: сколько ни совершали бы мы добрых дел, этот порок не позволяет им укрепиться в нас. Иоанн Лествичник также считал  гордость (вместе с тщеславием) основой всех страстей. Иоанн Кассиан Римлянин о месте гордости писал: «Эта страсть хотя последняя по времени борьбы с пороками и по порядку исчисления ставится последнею, а по важности и по времени происхождения она первая»; и далее разъяснял своё утверждение: «Этот зверь самый лютый... искушает особенно совершенных и почти уже поставленных наверху добродетелей жестоким угрызением погубляет». Бог попускает гордящемуся знанием, говорил Исаак Сирин, скоро впадать в хулу, поношение других, хвалящемуся добротой дел – в блуд, а превозносящемуся мудростью – в неведение. Иоанн Кассиан Римлянин вообще полагал, что две страсти (тщеславие и гордость) тесно связаны между собой, так что усиление одной порождает другую (и, чтобы победить гордость, нужно прежде подавить тщеславие), совершенно отличаются от шести первых страстей и не связаны с ними, но «по истреблении тех эти сильнее плодятся, и по умерщвлении тех живее возникают и возрастают». Гордость, как говорили св. отцы, свидетельствует о «высшей степени падения человека в религиозном и этическом отношениях». Однако только на высшей ступени развития гордость особенно явно выступает «религиозное противление Богу», на начальной же ступени она касается ближайшим образом людей. Авва Дорофей разделял гордость на первую и вторую: первая – когда кто-то укоряет ближнего, осуждает и бесчестит его, считает себя выше его, такой, если не опомнится вскоре и не исправится, мало-помалу будет переходить во вторую гордость – возгордится против Самого Бога. Гордость, по выражению Иоанна Лествичника, «есть крайнее убожество души, которая мечтает о себе, что богата, и, находясь во тьме, думает, что она во свете». Превозноситься, говорил Ефрем Сирин, значит почти то же, что укорять Бога собственными заслугами; так и в быту, если кто даст что-либо другому в дар, а потом возгордится этим, то милость его обратится в ничто и отвергнет от него ближнего.

 



 
PR-CY.ru