Словарь по христианству Г ГАЛИЦКАЯ РУСЬ - Страница 6

ГАЛИЦКАЯ РУСЬ - Страница 6

На территории княжества существовало пять епископских кафедр: во Владимире-Волынском (основана в последней четверти XI в., исследователи полагают, что даже в конце X в.), в Галиче, в Угровске (основана в 1230 гг., до 1238 г., или около 1219/1220 г., около 1240 г. переведена в Холм), в Перемышле (основана или возобновлена около 1219/1220 г. или около 1117–1128 гг.), в Луцке (основана ранее 1288 г., по мнению исследователей, в 1220–1230 гг.). Летопись особо отмечает участие князя Даниила в строении и украшении храмов в Холме, где попечением правителя был воздвигнут и богато украшен собор во имя апостола Иоанна Богослова. Судьба княжества в 1240–1260 гг. определялась, как и почти всюду на Руси, новым внешнеполитическим фактором – необходимостью найти приемлемый способ сосуществования с возникшим на южных рубежах Руси мощным государственным образованием кочевников – Золотой Ордой. Галицко-Волынское княжество сильно пострадало от монголо-татарского нашествия в 1241 г.: были взяты Владимир-Волынский, Галич «и ины грады многы, имже несть числа» (археологические исследования установили, что монголо-татары захватили Теребовль, Перемышль, Звенигород, Колодяжин, Плеснеск, полностью уничтожен был Изяславль). В качестве уцелевших Галицко-Волынская летопись называет Холм и отдельные крепости: Кременец и Данилов (на волынско-галицком пограничье), но таковых, несомненно, было больше. В конце 1245 – начале 1246 гг. Даниил отправился в ставку хана Орды Батыя, где был вынужден признать свою зависимость от него. Особенно ярко она проявилась при преемнике Батыя хане Берке (1256–1266 гг.), когда Василько Романович и сыновья Даниила участвовали в военных предприятиях ордынцев против Литвы (1258 г.) и Польши (зима 1259/1260 гг.); кроме того, в 1259 г. Романовичи должны были подчиниться требованию Бурундая (монгольского предводителя на правобережье Днепра) и срыть укрепления своих городов (уцелел Холм). Вместе с тем источники не дают исследователям возможности определённо судить о том, в какой мере Галицко-Волынское княжество было (и было ли?) захвачено такими государственно-организационными и фискальными мероприятиями ордынских властей, как баскачество или «число» (перепись податного населения), о которых хорошо известно для этого времени применительно к Северо-Восточной Руси, хотя смутное упоминание о городах на юго-востоке Волыни, «седящих за татары» в 1250 гг., имеется. Так или иначе, Даниил имел возможность проводить активную самостоятельную внешнюю политику и не терял надежды на организацию отпора Орде. Это проявилось, прежде всего, во взаимоотношениях с папством, в котором галицкий князь видел силу, способную взять на себя такую организацию (очевидно, в связи с тем, что тема обсуждалась в 1245 г. на Лионском соборе). Уже в марте 1246 г. возвращавшийся из Орды Даниил встретился с направлявшимся к великому хану в Каракорум папским послом Дж. дель Плано Карпини, позднее сообщившим, что под влиянием его бесед об унии с Римской церковью Даниил и Василько (при дворе Василько Плано Карпини провёл некоторое время раньше) написали послание к папе Иннокентию IV (1243–1254 гг.).

 



 
PR-CY.ru