Словарь по христианству Г ГАЛИЦКАЯ РУСЬ - Страница 3

ГАЛИЦКАЯ РУСЬ - Страница 3

Король, заняв Галич, Владимиру его, однако, не вернул, а посадил на галицком столе своего сына Андраша, который также пользовался поддержкой какой-то части галицких бояр. Другая часть боярства призвала на стол князя Ростислава Иоанновича (сына Иоанна Берладника), пребывавшего на службе у Смоленского князя Давыда Ростиславича. Но Ростислав потерпел поражение от венгров, был ими схвачен и отравлен. В 1189 г. Владимир бежал из заключения в Венгрии и при поддержке германского императора Фридриха I Барбароссы с военной помощью Краковского князя Казимира II вернул себе Галич, в котором удерживался до конца жизни, до 1198/1199 г., благодаря решительной поддержке Владимиро-Суздальского князя Всеволода (Димитрия) Юрьевича Большое Гнездо, своего дяди по матери, и союзу с Киевским князем Рюриком Ростиславичем. Главным, а часто и единственным источником по истории Галицко-Волынского княжества является Галицко-Волынская летопись, продолжающая Киевский свод конца XII в. в составе Ипатьевской летописи и охватывающая события с 1201 г. по начала 1290 гг. Галицко-Волынская летопись состоит из двух главных частей: летописца князя Даниила Романовича Галицкого и волынского летописца, который вёл повествование после смерти Даниила, в основном, при дворе Волынского князя Владимира Васильковича. Однако, пользуясь летописью, историк испытывает постоянные затруднения в связи с тем, что погодная сетка, имеющаяся только в Ипатьевском списке, – позднейшего происхождения, и её датировки отклоняются от реальных иногда на величину до четырёх лет. Более ранний период истории Галицкой Руси и волынских земель освещён, главным образом, в киевском, в меньшей степени во владимиро-суздальском и новгородском летописании XII в., хотя в историографии не раз высказывались предположения о существовании, по крайней мере, временном, местного (перемышльского?) летописания уже в XII в., следы которого усматривают, например, в комплексах уникальных известий 1120 гг. о Ростиславичах в «Польской истории» Яна Длугоша (XV в.) и в «Истории российской» Василия Никитича Татищева (XVIII в.). Местный актовый материал немногочислен, но он дополняется большим количеством папских грамот, а также грамот и посланий венгерских королей. К числу наиболее важных иностранных источников исследователи относят также упомянутую «Польскую историю» Яна Длугоша и труд его предшественника второй половины XII в. краковского епископа Винцента Кадлубка. После смерти Владимира Ярославича Галич, несмотря на сопротивление Киева, с польской помощью был захвачен Романом Мстиславичем, что привело к первому краткому (1199–1205 гг.) объединению Галицкого и Волынского княжеств. Галицко-Волынское княжество стало в это время в ряд самых могущественных княжеств на Руси, а Роман простирал своё влияние также и на Киев. Жёсткая политика Романа по отношению к боярству не принесла князю популярности в Галиче, так что после его скорой гибели (июнь 1205 г.) галицкая боярская верхушка призвала на княжение сыновей Новгород-Северского князя Игоря Святославича (героя «Слова о полку Игореве»), которые по матери приходились внуками Ярославу Осмомыслу: в 1206 г. в Галиче сел Владимир Игоревич, а в Звенигороде – его брат Роман.

 



 
PR-CY.ru