Словарь по христианству Г ГАГАРИН Иван Сергеевич - Страница 2

ГАГАРИН Иван Сергеевич - Страница 2

Так была достигнута давно желанная цель: представлялась возможность много наблюдать, изучать, заводить знакомства. В гостиных герцогини де Розан и С.П. Свечиной встречались такие личности, как Беррье, Моли, Монталамбер, Экштейн, Фаллу, Ламеннэ. С ними велись поучительные разговоры, обсуждались современные течения, разрешались жгучие задачи. Эти вечера с их очаровательной обстановкой служили лучшей школой для молодого дипломата. Между тем научные занятия, особенно по части славяноведения и русской истории, шли своим чередом, и Ю.Ф. Самарин высылал в Париж длинные списки соответствующей литературы. Так прошли четыре года. Жизнь в Париже прерывалась путешествиями по Германии, Бельгии, Голландии, Англии. В апреле 1842 г. наступил перелом, долго таившийся в глубине души, развитие которого можно проследить по дневникам. Его последствием был переход Ивана Сергеевича в католичество, а затем, 10 августа 1843 г., вступление в орден иезуитов. Его не удержала горячая любовь к семье и отечеству, он отрёкся от завидного положения, от родового имения в 3000 душ крестьян, от всех благ мира сего. По его собственному признанию, впервые его направили на этот путь, с одной стороны, П.Я. Чаадаев своими меткими соображениями, а с другой, Московский митрополит Филарет и Андрей Муравьёв, доводы которых он считал очень слабыми. Постоянное общение с просвещёнными католиками не могло также не отразиться на нём. А.И. Тургенев, посетивший его около этого времени, оправдывает его по-своему. Он пишет К.С. Сербиновичу: «Я был два раза в Saint-Acheul и спорил с послушником Иваном Ксаверием; но об этом после; не он во всём виноват, то есть вы, я, Филарет, Муравьев и весь летаргизм нашего православия: опять sapienti sat». С тех пор, после перехода в католичество, соединение Восточной церкви с Западной стало заветной мыслью Ивана Сергеевича. Он ей посвятил свои труды, свою жизнь, и остался ей непоколебимо верен до гробовой доски. Окончив 2-летний новициат в Saint-Acheul, он целых четыре года занимался исключительно богословскими науками, был рукоположён в это время священником, потом сам преподавал церковную историю и, наконец, побывал в Риме. Всё это служило как бы подготовкой для предстоящей деятельности в Париже, куда он прибыл в конце 1855 г. К нему присоединились И.М. Мартынов, а впоследствии Е.П. Балабин и другие. Главной задачей этого кружка признавалось всестороннее изучение России, её истории и быта, с целью знакомить с ней иностранцев. Личное настроение Ивана Сергеевича осталось навсегда богословско-ироническое. При этом, хотя сам глубоко убеждённый, он не навязывал своих убеждений другим, а только усердно их излагал, устно и письменно, предоставляя их оценку внушениям совести каждого. В таком духе было написано первое его сочинение: «La Russie sera-t-elle catho-lique?» (Paris, 1856), наделавшее немало шума и появившееся очень скоро в переводе на русский язык, испанский и дважды на немецкий. По поводу национальных воззрений польская газета «Czas» жестоко обрушилась на автора. Умереннее, но в том же смысле выразился «Przeglad Poznanski» (1857). Следствием этих нападок была газетная полемика, которая печаталась в «Univers». Из русских немедленно или несколько позже обратились «к бывшему соотечественнику и единоверцу, а ныне отступнику православия, живущему в чужих краях» с упрёками и опровержением протоиерей Яхонтов, Сушков, Хомяков, Муравьёв.

 



 
PR-CY.ru