Словарь по христианству Г ГРИГОРИЙ VII

ГРИГОРИЙ VII

ГРИГОРИЙ VII (Зервудакис или Пападоставрианос) – епископ Константинопольской православной церкви, 262-й Архиепископ Константинополя – Нового Рима и Вселенский патриарх с 23 ноября 1923 г. по 4 ноября 1924 г. Известен как реформатор, продолжавший линию своего предшественника Мелетия IV (1921–1923 гг.), в частности внедривший новоюлианский календарь. Обучался в богословской школе на о-ве Халки и университетах Европы. С 1887 г. – епископ Мир Ликийских и протосинкелл Родосской архиепископии; затем синкелл при патриархе Германе V (1913–1918 гг.). В 1892 г. поставлен митрополитом Серрским. 12 мая 1909 г. переведён на Кизическую митрополию. С 12 февраля 1913 г. – митрополит Халкидонский. Вскоре после отречения от патриаршего престола Мелетия IV (6 декабря 1923 г.) был избран его преемником. В краткий период патриаршества Григория VII главной его заботой была организация помощи греческим беженцам из Малой Азии, переселившимся в балканскую Грецию после малоазийской катастрофы 1922 г. Константинопольский патриарх Григорий VII вступил на Вселенский престол уже в соответствии с обычным порядком, но смена Предстоятеля Константинопольской церкви не изменила характера межцерковных отношений Вселенского престола. В патриаршество Григория VII была дарована автокефалия находившейся в юрисдикции Московского патриархата Польской церкви (Патриарший и Синодальный Томос 13 ноября 1924 г.). Соборным постановлением от 23 февраля 1924 г. в Константинопольской церкви был официально принят новоюлианский календарь в литургической жизни. Летом 1924 г., заявляя о вторжении русских (беженцев) архиереев в область юрисдикции Великой церкви, патриарх требовал церковного суда над находившимися в Константинополе Анастасием (Грибановским) и Александром (Немоловским), запретив им в священнослужении. «Журнал Московской Патриархии» (1953 г.) писал: «Обращаясь к деятельности Константинопольского патриарха Григория VII по отношению к Русской Православной Церкви, мы вправе характеризовать эту деятельность как дальнейшее претворение в жизнь идей патриарха Мелетия IV о первенстве власти Вселенского престола, об обязательном и исключительном подчинении этому престолу всей православной диаспоры. Прежде всего, отмечаем открытое посягательство патриарха Григория VII на судебную власть патриарха Московского и Собора епископов Русской Церкви, посягательство, имевшее место в деле так называемого „обновленческого раскола“». Известно, что самочинный «живоцерковный собор 1923 г.» в заседании 3 мая вынес решение признать патриарха Тихона «лишённым сана и монашества и возвращенным в первобытное мирянское положение» и отменил патриаршество, как «несогласное с духом соборности». Известно также, что патриарх Тихон не только не признал этого «решения», но осудил захватчиков церковной власти, самолично отделивших себя от единого тела Вселенской церкви и тем лишившихся Божьей благодати. В послании от 27 декабря 1923 г. за № 5856 Григорий VII называл обновленцев «незаконными захватчиками церковной власти в России», именуя Тихона (Беллавина) «единственным законным высшим главою церковной власти Российской Церкви». В январе следующего года его позиция по обновленцам изменилась: в первые месяцы 1924 г. Синод Вселенского патриархата принял постановления, направленные на выяснение церковно-канонической ситуации в СССР, и назначил четырёхчленную патриаршую миссию для поездки в Москву с такой целью.

 



 
PR-CY.ru