Словарь по христианству Г ГРИГОРИЙ БОГОСЛОВ, Назианзин

ГРИГОРИЙ БОГОСЛОВ, Назианзин

ГРИГОРИЙ БОГОСЛОВ, Назианзин (329–389 гг.) – один из наиболее чтимых Отцов церкви, один из создателей христологии, церковный деятель, поэт и прозаик, представитель греческой патристики, друг и сподвижник епископа Кесарии Каппадокийской Василия Великого (239/330–379 гг.). Сын градоначальника, затем епископа г. Назианзин (откуда прозвище – «Назианзин»). «Богословом» назван благодаря сочинению «Пять слов о богословии», где защищал православное учение о Святой Троице, осуждая ариан и других еретиков. Воспитывался по христианским обычаям, с ранних лет отличался рассудительностью, бодростью духа и усердием в учении. Детские игры, пустые забавы и всякого рода зрелища его не занимали. Был пылок, впечатлителен и вместе с тем упорен и твёрд в достижении поставленных целей. По тогдашнему обычаю учение юноши из состоятельной семьи были годами странствия. После окончания назианзской школы Григорий отправился обучаться красноречию сначала в Кесариях Каппадокийской и Палестинской, затем в Александрии (у Дидима) и в Афинах (у риторов Имерия и Проересия). Во время учёбы в Афинах, где Василий изучал платоническую философию, оказавшую некоторое влияние на его учение и образ мыслей, между ним и Григорием Богословом (Назианзином) завязалась тесная дружба. Григорий писал позже: «Стали мы друг для друга всем, – и товарищами, и сотрапезниками, и родными, – имели одну цель, любомудрие, и непрестанно возрастали в пламенной любви друг к другу. У нас всё было общее, и одна душа в обоих связывала то, что разделяли тела». Окружённые соблазнами большого города с его утончённой языческой культурой, они «знали только две дороги – в христианскую церковь и в школу». «У обоих было одно упражнение – добродетель и одно усилие – до отшествия отсюда жить для будущего, стремясь к знанию». Друзья изучали, прежде всего, древнюю литературу, ораторов и историков, греческую философию С той поры в Григории навсегда осталась любовь к мудрости. Он говорил о себе: «Я первый из любителей мудрости, я никогда не предпочту этому занятию ничего другого. Вокруг друзей группировался небольшой кружок товарищей, преследовавших цели самообразования (войти в него пытался и будущий император и реставратор язычества Юлиан (Отступник), но, не встретив доверия друзей, скоро оставил их общество). После завершения образования Григорий сначала преподавал риторику в Афинах, а после возвращения в родной г. Назианз (в 359 г.) принял крещение (в те времена по примеру Иисуса обычно крестились в зрелом возрасте) и некоторое время жил у Василия Великого в понтийском монастыре, где основательно изучил труды христианского философа и теолога Оригена (около 185 – около 254 гг.). Ещё в Афинах друзья дали друг другу слово сообща вести жизнь христианских подвижников. С целью посетить знаменитых подвижников Василий около 357 г. предпринял путешествие в Египет, Палестину и Месопотамию. Из этого путешествия он вынес глубокое изумление перед воздержанием христианских аскетов и пламенное желание подражать им, которое исполнил после возвращения на родину. Избрав для своего аскетического уединения поэтический уголок на берегу реки Ириса, Василий приглашал туда и Григория, но обязанности по отношению к престарелым родителям не позволили тому осуществить юношескую мечту о совместном подвижничестве. Отец Григория насильно рукоположил сына в пресвитеры, а позже хотел сделать его епископом, чтобы тот занял его место. Григорий писал об этом: «При этом принуждении так сильно воскорбел я, что забыл всё, – друзей, родителей, отечество, род. И как вол, уязвлённый слепнем, ушёл в Понт, надеясь там в божественном друге найти вречевание от горести». Он с радостью вспоминал потом время, проведённое вместе с Василием в Понте, – в кельях, в бдении, в пении псалмов и научном труде. Временами он навещал Василия, и молодые люди проводили время в молитве, физических трудах, чтении Священного Писания, а также в изучении сочинений Оригена (плодом этих занятий был их общий труд, известный под названием «Филокалия»). Отзвуки учения Оригена отразились на всей богословской системе Григория Назианзина: своеобразная переработка его учения о вере и гносисе, представление, что Бог выше сущности, учение об уме как посредующем начале, через которое возможно было соединение бесплотного Логоса с душой и телом человека, о существовании в загробном мире очистительного огня для грешников, а также некоторая неуверенность в теориях о вечности мучений. Однако из философских влияний на системе Григория Назианзина больше всего отразился неоплатонизм.

 



 
PR-CY.ru