Словарь по христианству Е ЕВАГРИЙ ПОНТИЙСКИЙ

ЕВАГРИЙ ПОНТИЙСКИЙ

ЕВАГРИЙ ПОНТИЙСКИЙ (345/346 – 399/400 гг.) – греческий христианский богослов монах, мистик и аскет, церковный писатель. Принадлежал к тем немногим аскетам, которые старались оправдать аскетизм философским путём. Евагрий Понтийский заложил типичную для Византии литературную традицию составления руководств по монашеской этике, основанных на пристальном самонаблюдении аскета и строящихся из афоризмов (типологически подобные тексты имеют параллели в индийской литературе религиозно-аскетического содержания). Первые монахи нильской долины чуждались литературных занятий. Так, Антоний, ставший новым литературным героем, сам владел только коптским языком и едва ли мог взять в руки перо. Монахи приобщаются к писательству именно благодаря Евагрию Понтийскому. Большое влияние на него имели произведения греческого христианского философа, теолога и учёного Оригена (около 185 – около 254 гг.). Исследователи сообщают, что помимо скудных автобиографических данных, содержащихся в сочинениях самого Евагрия Понтийского, основными источниками сведений о его жизни являются «Лавсаик» епископа Палладия Еленопольского (коптская пространная версия «Лавсаика», написанная анонимным автором V в.), «Изречения отцов», анонимная «История египетских монахов» и основанная на ней «История монахов» Руфина Аквилейского, анонимное армянское «Житие», письма современников – Григория Богослова и Иеронима Стридонского, а также сообщения церковных историков Сократа Схоластика, Созомена и Геннадия Марсельского. Родился Евагрий Понтийский в г. Ибора (Понт, от этого и пошло его прозвище) в семье священнослужителя (хорепископа, «деревенского епископа»), близкого к кругу великих каппадокийцев. Архиепископ Кесарии Каппадкокийской Василий Великий (около 330 – 379 гг.) благословил его на занятие должности чтеца в своём храме, а Григорий Богослов (Назианзин; 329–389 гг.), будучи в Константинополе, рукоположил его в сан дьякона (379 г.) и сделал архидиаконом Константинопольской церкви. Предполагают, что первая встреча с ними Евагрия Понтийского произошла во время их пребывания в 357–358 гг. в Анисе. Вероятно, от каппадокийцев он воспринял почтительное отношение к Оригену и его наследию. Влияние на него аскетического богословия Василия остаётся для исследователей предметом дискуссий. Тем не менее, основы богословского образования Евагрий Понтийский получил от этого, по его словам, «столпа истины». Вероятно, в Кесарии Евагрий Понтийский изучал и светские науки, о чём свидетельствуют как цитаты из классических авторов, так и стиль некоторых его сочинений. После смерти Василия Великого (вызвавшей у Евагрия Понтийского глубокое потрясение, от которого он долго не мог оправиться) им овладело сильное желание и далее изучать «божественные догматы и относящееся к ним любомудрие». Поиски привели его в Константинополь к Григорию Богослову, «избранному сосуду и глубокому кладезю», «устам Христовым», «премудрому учителю», который с весны 379 г. находился в столице, где возглавлял небольшую общину православных – сторонников никейской веры, собиравшихся на богослужения в домовой церкви Анастасии. Григорий рукоположил Евагрия Понтийского во диакона и стал его наставником в философских и богословских науках. В 380–381 гг. вместе с Григорием он участвовал в богословской полемике с арианами (см. Арианство) и в подготовке Второго Вселенского собора. Между учителем и учеником сложились дружеские отношения. Однако после добровольного ухода Григория Богослова с Константинопольской кафедры и возвращения в свою епархию в Назианз Евагрий Понтийский остался в столице клириком при новом епископе, Нектарии, который высоко оценил его богословско-полемические способности. Согласно «Житию», Вскоре он воспылал страстью к жене высокопоставленного столичного чиновника, и та ответила ему взаимностью. Испытывая угрызения совести и стыд перед людьми, Евагрий Понтийский усердно молился, чтобы Бог воспрепятствовал их преступной связи. Однажды ночью к нему явился ангел и «в страшном и спасительном видении» заставил его поклясться на Евангелии, что он немедленно покинет Константинополь и позаботится о своей душе. Проснувшись, он решил исполнить клятву и на следующий же день сел на корабль, отплывавший в Иерусалим.

 



 
PR-CY.ru