Словарь по христианству Д ДИМИТРИЯ СОЛУНСКОГО ВЕЛИКОМУЧЕНИКА СОБОР ВО ВЛАДИМИРЕ

ДИМИТРИЯ СОЛУНСКОГО ВЕЛИКОМУЧЕНИКА СОБОР ВО ВЛАДИМИРЕ

ДИМИТРИЯ СОЛУНСКОГО ВЕЛИКОМУЧЕНИКА СОБОР ВО ВЛАДИМИРЕ построен в 1190 гг. как дворцовая церковь владимирского князя Всеволода (Димитрия) Юрьевича Большое Гнездо, памятник владимиро-суздальского белокаменного зодчества. Комиссионный список Новгородской Первой летописи, сообщая о постройках Всеволода в перечне «А се князи русьстии», устанавливает (без упоминания о годах строительства) их последовательность: было устроено четыре верха Успенского собора, «потом Всеволод постави церковь камену на своём дворе святого Дмитрия в своё имя. И потом Всеволод постави монастырь Рожество святыя Богородици…» Год постройки Дмитриевского собора указан в Летописце владимирского Успенского собора (известен в составе сборников XVII–XVIII вв., хранившихся в соборе): «В лето 6699-е (1191) великий князь Димитрий Всеволод постави на своём дворе церковь каменну во имя великомученика Димитрия и верх ея позлати». Однако Дмитриевский собор в настоящее время принято датировать иначе. Лаврентьевская летопись, сообщая о пожаре, случившемся 23 июня 6701 (1193) г. во Владимире, когда «города половина погоре, и княж двор… избавлен бысть от пожара», не упоминает о Дмитриевском соборе, что даёт исследователям основание предполагать, что собора ещё не было; его закладка приурочена к рождению 25 октября 6702 (1194) г. у князя Всеволода сына Владимира, в крещении Димитрия. Окончанием строительства считается принесение и постановка в соборе 10 января 6705 г. (1197/1198) византийской иконы великомученика Димитрия. Посвящение князем Всеволодом собора своему небесному патрону («в своё имя») делает излишней привязку к рождению его сына. Поэтому дата 1191 г. представляется исследователям более вероятной, причём употребление летописцем владимирского собора слова «постави» говорит не о закладке, а об окончании строительства, т.е. Дмитриевский собор мог быть заложен не позднее 1187/1188 г. Дворцовый княжеский храм, ставший после окончания строительства реликварием общехристианской святыни – иконы («доски гробной») великомученика Димитрия, должен был следовать в храмоздательных планах князя Всеволода за обновлением после пожара главного храма княжества – собора Успения Пресвятой Богородицы во Владимире, где хранилась другая византийская святыня – Владимирская икона Божьей Матери. Лаврентьевская летопись связывает свидетельство о Дмитриевском соборе с рассказом о святынях великомученика Димитрия под 6705 г.: «Тое же зимы принесена бысть дска ис Селуня гробная ста (го) Дмитрия месяца геньваря в 10 день» – и под 6720 (1212) г., в Похвале Всеволоду (первое упоминание собора в источниках): «Многы ж церкви созда по власти своей, ибо созда церковь прекрасну на дворе своём святаго мученика Дмитрия, и украси ю дивно иконами и писанием, и принёс доску гробную из Селуня святаго мученика Дмитрия, мюро непрестанно точащю на здравье немощным, в той церкви постави, и сорочку того ж мученика ту же положи». Замысел создать во Владимирском княжестве новый реликварий великомученика Димитрия, покровителя византийского двора, превратив Владимир во Вторую Фессалонику, мог созреть у князя Всеволода задолго до вокняжения во Владимире – во время его пребывания в период изгнания (1162 г. – приблизительно до 1169 г.) в Константинополе при дворе императора Мануила I Комнина.

 



 
PR-CY.ru