Словарь по христианству Б БЛОК Александр Александрович - Страница 5

БЛОК Александр Александрович - Страница 5

Появившаяся как раз около этого времени одна из наиболее значительных книг В.Я. Брюсова («Urbi et orbi») «раздавила» А.А. Блока. Сам он полушутя признавал в эту пору, что в новых его стихах от него сохранились только две последние буквы его имени, что их следует подписывать «В. Я. Бр...ок». Влиянием В.Я. Брюсова окончательно определилось вхождение А.А. Блока в орбиту той «новой поэзии», из которой, по его собственным словам, в период его ранних стихов, овеянных последней улыбкой умирающей дворянской культуры, он не знал «ни строки». Если влияние В.С. Соловьёва подсказало образы, определило общую настроенность, тональность его первой книги, – в школе В.Я. Брюсова он овладел всеми техническими достижениями «новой поэзии», вырос, в свою очередь, в того высокого мастера нового стиха, одного из вождей русского символизма, каким он заявил себя в последующих произведениях. Впитывание в себя элементов урбанизма, вхождение в русло «городской» поэзии обусловило признание его В.Я Брюсовым главой этой поэзии (до появления «Незнакомки» Брюсов считал Блока «поэтом второстепенным» и даже вовсе «не-поэтом»). Город доминирует над стихами А.А. Блока периода 1906–1907 гг. Однако его город не имеет ничего общего с тем «властительно царящим» над миром, вооружённым всеми чудесами современной техники городом-гигантом, которому слагает восторженные гимны плоть от плоти и кость от кости городской буржуазно-капиталистической культуры – В.Я. Брюсов. Город А.А. Блока – город деклассированного, глубоко чуждого ему по всей своей природе поэта-дворянина, город «пузатый паук, сосущий окружающую растительность, испускающий гул, чад и зловоние», «пьяный, приплясывающий мертвец-город», город «пустыня», город «чёрный ад», «чарый и страшный» Петербург кабацкий. Темы бездомности, обречённости, сладкой и влекущей гибели преобладают в городских стихах А.А. Блока. Образ Прекрасной Дамы в его первоначальной ясности и светлоте отлетел от поэта навсегда. Его муза на городских ночных «асфальтах» «меняет облик», из «Девы, Зари, Купины» оборачиваясь «Незнакомкой», «вольной, дерзкой, наглой цыганкой», из «небесной лазури» переселяясь в «пивную», «кабак», «ресторан». Сам поэт из «инока», одиноко слагавшего в своём «белом скиту» «белые псалмы» той, «кто держит море и сушу неподвижно-тонкой рукой», превращается в «посетителя ночных ресторанов», «пригвождённого к трактирной стойке», «деревенеющего» «над недопитой пивной кружкой». Одновременно с образностью и тематикой меняется словарь, меняется весь строй стиля А.А. Блока. «Высокая», отвлечённая лексика, переполненная культовыми, мифологическими, рыцарскими словами, уступает «низкому» «кабацко-мещанскому» словарю, заимствованному из конкретного городского окружения. «Стихи о Прекрасной Даме» написаны в созданном дворянской лирикой «классическом» каноне. Стихи «Нечаянной радости» (1907 г.) и следующей за нею третьей книги «Земля в снегу» (1908 г.) резко отступают от него. Статистика показывает, что в стихах этого периода наблюдается наибольший отход А.А. Блока от устойчивых форм русской поэзии второй половины XVIII и всего XIX вв. (силлабо-тонические размеры, классическая точная рифма, классическая строфика). С этим периодом его творчества связана та ритмическая революция в области русского стиха (переход от силлабо-тонического стихосложения, основанного на принципе счёта слогов по стопам, к чисто тоническому стиху, основанному только на подсчёте ударений), в которой Блоку и в особенности его дольникам принадлежит решающая роль.

 



 
PR-CY.ru