Словарь по христианству Б БУЛГАКОВ Афанасий Иванович - Страница 3

БУЛГАКОВ Афанасий Иванович - Страница 3

Булгаков считал, что «когда теперь во Франции говорят об отделении Церкви от государства, то, в сущности, говорят о том, чтобы юридически констатировать уже совершившееся дело; а совершилось оно тогда, когда французское духовенство бросило своих пасомых на произвол судьбы, впуталось в государственные дела и не хотело признать той истины, что совершение государственных переворотов не дело Церкви, что царство Божие не есть брашно или питие, но правда, и мир, и радость о Духе Святе». Судя по тексту «Французского духовенства» и других статей, он был привержен христианским идеалам братства, равенства и свободы, мечтал об устроении общества согласно нравственному закону. Воззрения Булгакова близки идеям христианского социализма, высказывавшимся философом, публицистом и общественным деятелем Сергием Николаевичем Булгаковым (1871–1944 гг.), с которым Афанасий Иванович был знаком по созданному в марте 1905 г. Религиозно-философскому обществу памяти русского религиозного мыслителя, поэта и критика Владимира Сергеевича Соловьёва (1853–1900 гг.). В деятельности этого общества, основанного С.Н. Булгаковым, А.И. Булгаков принимал активное участие вплоть до своей смертельной болезни, обострившейся осенью 1906 г. Его мысль, что Царство Божье не может носить земного, материального характера, представляла собой критику марксизма с его земным коммунистическим раем и была близка идеям С.Н. Булгакова, а также идеям русского христианского и политического философа Никлая Александровича Бердяева (1874–1948 гг.). Позже его сын, Михаил Афанасьевич Булгаков, в романе «Мастер и Маргарита» идеальное царство истины и справедливости, о котором говорит Иешуа Га-Ноцри и которое достижимо лишь в надмирности, сравнивает с карикатурным осуществлением коммунистического идеала в современной ему Москве на примере обитателей Нехорошей квартиры, Дома Грибоедова и Театра Варьете. Возможно, что именно от отца М.А. Булгаков унаследовал и бытовой антисемитизм, проявившийся в дневнике «Под пятой». Так, в статье «Современное франкмасонство в его отношении к церкви и государству» (опубликованную в № 12 «Трудов КДА» за 1903 г.), А.И. Булгаков подчёркивал, что в масонстве «есть такая сторона, знание о которой доступно только самому ограниченному числу посвящённых членов», в связи с чем среди масонов выделяются две группы: «те, которые не знают последнего слова, или, по крайней мере, последней цели союза» и «настоящие франкмасоны, которые хорошо знают, что говорят и что делают», отмечал, что «в настоящее время ряды франкмасонских лож наполняются евреями... понятное дело, что от таких лож нельзя ожидать ничего доброго для христианства. Но чего именно можно ожидать, это сказать трудно, потому что для этого самому нужно стоять в центре франкмасонства. А для этого необходимо достигнуть высших ступеней франкмасонства, к которому три низшие ступени (ученика, подмастерья и мастера) служат только преддверием; члены этих степеней знают только немногих представителей своих лож; они находятся под руководством членов высших разрядов: «Масонов шотландского обряда», «Розенкрейцеров»... и «Невидимых» или «Задних лож»; ... чтобы достигнуть этого нужно иметь 33-ю степень франкмасонства. Собственно, имеющие эту степень и стоят во главе франкмасонского союза». А.И. Булгаков подробно описывает обряд посвящения «мастера», отразившийся в сцене Великого бала у Сатаны и последовавшего за этим извлечения Мастера из лечебницы. Лит.: Ермишин О.Т. Булгаков, Афанасий Иванович // Православная энциклопедия. М., 2003. Т. 6; Лазебник И.С. Отец Мастера // Альманах библиофила. М.: Книголюб, 1993. Т. 28.



 
PR-CY.ru