Словарь по христианству Б БОРТНЯНСКИЙ Дмитрий Степанович

БОРТНЯНСКИЙ Дмитрий Степанович

БОРТНЯНСКИЙ Дмитрий Степанович (1751–1825 гг.) – композитор духовной музыки, директор придворной капеллы. Родился в г. Глухове, Черниговской губернии. В семь лет был зачислен в певчие придворного хора. Благодаря прекрасному голосу (у него был дискант) и выдающимся музыкальным способностям, а также счастливой наружности, скоро начал выступать публично на придворной сцене (придворные певчие в то время принимали участие и в исполнении опер, дававшихся в придворном театре под управлением иностранцев-композиторов, приезжавших в Россию по приглашению царствующих особ и живших иногда здесь подолгу). Есть известие, что 11 лет от роду Бортнянский исполнял ответственную (притом женскую) роль в опере Раупаха «Альцеста»; причём, перед выступлением в этой роли, он должен был прослушать несколько уроков сценического искусства в кадетском корпусе. В это время на него обратила внимание императрица Елизавета Петровна, которая с тех пор принимала постоянно в нём большое участие. Исключительные музыкальные способности Бортнянского доставили ему также внимание итальянца, композитора Галуппи, который серьёзно занялся его музыкальным образованием и давал ему уроки теории композиции до самого своего отъезда из России (1768 г.). Через год императрица Екатерина II, уступая желанию Галуппи, отправила Бортнянского к нему в Венецию для окончательного усовершенствования в музыкальных познаниях. Бортнянский пробыл в Италии до 1779 г. и за это время не только вполне овладел техникой композиции, но и приобрёл даже известность в качестве композитора кантат и опер. Эти произведения не дошли до нас, известно только, что они были написаны в итальянском стиле и на итальянский текст. В это время он также много путешествовал по Италии и приобрёл здесь страсть к произведениям искусства, особенно живописи, не покидавшую его до конца жизни, и вообще расширил круг своих познаний. В 1779 г. Бортнянский вернулся в Петербург и тотчас же получил звание капельмейстера придворного хора, а впоследствии (в 1796 г.) – звание директора вокальной музыки и управляющего придворной капеллой, преобразованной из придворного хора. С этим последним званием были связаны не только заведование чисто художественною стороной дела, но также и хозяйственные заботы. На обязанности директора лежало также сочинение духовных хоровых произведений для придворных церквей. Получив в полное распоряжение капеллу, которая при его предшественнике Полторацком была в состоянии крайнего упадка, Бортнянский быстро привёл её в блестящее состояние. Прежде всего, он позаботился об улучшении состава хористов в музыкальном отношении, исключив из хора мало одарённых певцов и набрав новых, более способных, преимущественно в южных губерниях России. Численный состав хора был увеличен им до 60 человек, музыкальность исполнения, чистота и звучность пения, отчётливость дикции доведены до высшей степени совершенства. Вместе с тем, он обратил внимание на улучшение материального положения служащих капеллы, которым он выхлопотал значительные прибавки жалованья. Наконец, ему удалось добиться прекращения участия хоров капеллы в театральных представлениях при дворе, для которых в 1800 г. был образован специальный хор. Одновременно со всем этим он занялся улучшением репертуара духовных песнопений в придворных и других церквах. В это время в России в качестве композиторов духовной музыки господствовали итальянцы: Галуппи, Сарти, Сапиенца и др., композиции которых были написаны совершенно не в духе старого русского церковного пения, отличавшегося простотой и сдержанностью, а главное – строгим соответствием между текстом и музыкой. Произведения же перечисленных композиторов были чужды простоты и стремились, главным образом, произвести эффект. С этой целью в них вводились разного рода фиоритуры, пассажи, трели, форшлаги, резкие переходы и скачки, ферматы, крик и тому подобные украшения, уместные, скорее, в театрах, чем на клиросе церквей. Нечего и говорить, что мелодические обороты, гармония и ритм были вполне итальянские, причём иногда мелодия и гармонизация прямо заимствовалась из западноевропейских образцов. Так, для одной Херувимской, гармонизация была заимствована из «Сотворения мира» Гайдна, а одно «Тебе поём» было написано на тему арии жреца, из «Весталки» Спонтини.

 



 
PR-CY.ru