Словарь по христианству Б БОРИС и ГЛЕБ

БОРИС и ГЛЕБ

БОРИС и ГЛЕБ (в Крещении Роман и Давид; около 980 гг. – 1015 гг.) – древнерусские князья-страстотерпцы, младшие сыновья равноапостольного киевского князя Владимира I Святославовича «Святого» (980–1015 гг.), погибшие в усобице после его смерти от руки старшего брата Святополка I Владимировича «Окаянного» (980–1019 гг.), первые по времени канонизации русские святые. Память 2 мая, 24 июля, в Соборе Рязанских святых и в Соборе Тульских святых; в Соборе Ростово-Ярославских святых – Борис, 5 сентября, в Соборе Владимирских святых и в Соборе Смоленских святых – Глеб. Сведения о жизни Бориса и Глеба, а также о становлении их почитания помимо летописей («Повести временных лет», «Новгородской первой летописи младшего извода») сохранились в посвящённых святым ранних житийных произведениях – анонимном «Сказании, и страсти, и похвале святую мученику Борису и Глебу», в тесно связанном с ним «Сказании чудес святою страстотерпцу Христову Романа и Давида» и в «Чтении о житии и погублении блаженную страстотерпцу Бориса и Глеба», принадлежащем перу агиографа XI в. преподобного Нестора Печерского (около 1056 – около 1114 гг.), а также в ранних богослужебных памятниках – проложном житии и трёх паремийных чтениях (некоторые детали отразились и в древнейших церковных песнопениях Борису и Глебу). Время возникновения перечисленных сочинений, их источники и сложные текстологические взаимоотношения являются предметом продолжающихся научных дискуссий. На настоящий момент наиболее аргументированным считается взгляд, что «Сказание» возникло не позднее 1072 г. (в нём не упоминается о происшедшем в том году торжественном перенесении мощей Бориса и Глеба), но вряд ли при Ярославе I Владимировиче «Мудром» (1019–1054 гг.). Исследователи считают, что вероятнее всего оно возникло в киевское княжение Изяслава I Ярославича (1069–1073 гг.), при подготовке торжеств 1072 г. (Изяслав был наречён в крещении в честь великомученика Димитрия Солунского). Борис и Глеб как заступники Русской земли сравниваются с Димитрием Солунским, а Вышгород, где покоились мощи страстотерпцев, – со «вторым Селунем». Это помогает исследователям датировать и летописные повести. В «Повести временных лет» и в «Новгородской летописи младшего извода» к «Сказанию» ближе редакция, содержавшаяся в предшествовавшем «Повести временных лет» так называемом «Начальном своде» 1090 гг. Во-вторых, несмотря на то, что в науке не раз высказывалось мнение о зависимости летописной повести о событиях 1015–1019 гг. от значительно более пространного «Сказания», исследователям более обоснованным кажется обратный тезис: «Сказание» явилось расширенной житийной переработкой летописного рассказа, поскольку в летописи, в частности, более исправно переданы заимствования из славянского перевода греческой хроники Георгия Амартола (вернее, «Хронографа по великому изложению»). Тем самым первоначальную летописную повесть о Борисе и Глебе исследователи относят к киево-печерскому летописанию 1060 – начала 1070 гг. и считают, что в повести отразились достаточно ранние устные предания, иначе им трудно было бы объяснить многие сообщаемые детали, например, имена убийц Бориса (Путьша, Талец, Елович, Ляшко) и Глеба (Горясер, повар Торчин). В то же время у них не вызывает сомнение, что в Вышгороде с началом чудотворений от мощей страстотерпцев уже при Ярославе Мудром стали вестись записи. Высказывалась также гипотеза о существовании созданного будто бы уже в 1030 гг. житийного сочинения о Борисе и Глебе, может быть, на греческом языке. Названные источники, а также некоторые иностранные (прежде всего, немецкая хроника начала XI в. Титмара Мерзебургского) подробно описывают обстоятельства жизни и гибели младших Владимировичей. «Сказание» и летописная повесть (тесно связанные между собой текстологически) называют матерью Бориса и Глеба некую «болгарыню», хотя на основании косвенных данных неоднократно высказывалось предположение, что они были сыновьями Владимира от брака с византийской царевной Анной. Судя по именам князей-страстотерпцев, сведения об их болгарском происхождении по матери заслуживают у исследователей предпочтения. Имя «Борис» – болгарского корня: братья Борис II и Роман занимали болгарский престол соответственно в 969–971 и 977–991 гг. Имя Давид также известно в правившей династии Западноболгарского царства во второй половине X в.

 



 
PR-CY.ru