Словарь по христианству Б БЛОХ Эрнст - Страница 2

БЛОХ Эрнст - Страница 2

Философия Блоха трактовала несуществующее еще будущее человечества как подлинно человеческое пространство. («Мир – это никогда не закон», это всегда «тенденция» и «эксперимент». «Материя» же – это всего лишь «По-Возможности-Сущее».) Согласно Блоху, и жизнетворящий Эрос Платона, и «отчаянная надежда» у Гераклита, и «потенция бытия» – материя у Аристотеля, и ориентированная в будущее диалектика Гегеля – являют собой разноплановые фрагменты такого подхода. По его мнению, практически вся домарксистская философская традиция обращена в прошлое, ибо она трактует настоящее в контексте тезиса об идеале совершенства, уже достигнутого в Абсолюте. Как утверждал Блох, категория novum (лат. «новое») даже в самой отдаленной степени не определена и не нашла своего места ни в одной домарксистской картине мира. Традиционно, по его мнению, последняя, наивысшая новизна воплощалась и фиксировалась в категории «предельное», при этом «неизбежное присутствие цели-тенденции во всем прогрессивно новом» осмысливалось через термин «повторение», последней и самой основательной формой которого являлась «идентичность». По его мнению, «во всей иудейско-христианской философии – от Филона и Августина до Гегеля – «предельное» связано исключительно с «первичным», и не с «новым»; вследствие этого «новое» выступает как достигнутое возвращение уже завершенного, потерянного или отчужденного «предельного». В рамках же философии XX в. – например, у французского философа Анри Бергсона (1859–1941 гг.), – «понятие нового... является абстрактной противоположностью повторения, а зачастую и просто оборотной стороной механического однообразия; оно одновременно приписывается каждому моменту жизни без исключения и вследствие этого утрачивает свою ценность». Концептуальным продолжением идеи необходимости кардинального переосмысления содержания термина «новое», а также несущей категориальной конструкцией философской системы Блоха выступило понятие «надежда». С его точки зрения, «думать о лучшем – есть первоначально сугубо внутренний процесс «Я». Это свидетельствует о том, сколько молодости живет в человеке, сколько в нем скрыто надежд, ожиданий, которые не хотят погрузиться в сон, хотя их так часто хоронили. Даже у самых отчаявшихся они устремлены не совсем в ничто. Даже самоубийца бежит в отрицание (жизни) как в лоно: он ждет покоя. Даже разбитая надежда продолжает мучительно обманывать –  призрак, потерявший дорогу обратно на кладбище, хранящий верность развенчанным образам. Надежда не проходит сама по себе, а лишь уступает место своим собственным новым образам. То, что в мечтах можно парить, что возможны сны наяву, зачастую не имеющие ничего общего с действительностью, – все это значительно расширяет пространство пока еще открытой и непознанной жизни в человеке». С точки зрения Блоха, «сознательный человек – животное, насытить которое труднее всего. Если у него отсутствует необходимое к жизни, то эту нехватку он осуществляет как никакое другое существо. Если он имеет необходимое, то вместе с удовлетворением появляются новые вожделения, которые мучают ничуть не меньше...». В исконном космическом (присущем и до- и сверхчеловеческим мирам) импульсе «голода», осуществляющемся в мире человека как «надежда», реализуется, согласно Блоху, возможное будущее, «Еще-Не-Бытие». Онтологический статус «Еще-Не-Бытия» задан, по его мнению, тем, что стремление конструировать потенциально возможное, «еще незавершенное» – необходимое основание для освободительного преодоления людьми недостаточной адекватности земного бытия. По его мнению, Настоящее постижимо посредством «гештальта неконструируемого вопроса»: «Для Чего?» или: «Кто мы? Откуда мы пришли? Куда мы идем? Что ожидаем мы? Что ожидает нас?». Человек обречен на состояние неизбывной надежды: прошлое постижимо лишь по истечении определенного времени, а подлинное настоящее в данный момент всегда отсутствует.

 



 
PR-CY.ru