Словарь по христианству Б БАРТ Ролан

БАРТ Ролан

БАРТ Ролан (1915–1980 гг.) – французский литературовед, философ-структуралист, один из основателей Центра по изучению массовых коммуникаций (1960 г.), профессор Практической школы высших знаний (1962 г.), руководитель кафедры литературной семиологии в Коллеж де Франс (с 1977 г.). Основные работы: «Нулевая степень письма» (1953 г.), «Мифология» (1957 г.), «О Расине» (1963 г.), «Критически очерки» (1964 г.), «Элементы семиологии» (1964 г.), «Критика и истина» (1966 г.), «Система моды» (1967 г.), «S/Z. Опыт исследования» (1970 г.), «Империя знаков» (1970 г.), «Сад, Фурье, Лойола» (1972 г.) и др. Несмотря на значительный тематический разброс и множественность философских интересов Р. Барта, исследователи выделяют основную тематику не только всего его творчества, но и структуралистской традиции в целом – принципы и методы обоснования знания. При этом проблема языка фактически вытесняет проблему сознания в том виде, в котором сознание как далее неразложенный атом, на каком строится любое обоснование знания, присутствует в философской традиции. По этим представлениям языковая деятельность предшествует любым когитальным или перцептуальным актам познания, фиксированию любых субъект-объектных оппозиций. Таким образом, язык становится условием познания феноменов «сознания», «бытия» и пр. Фундаментальная для структурализма тема обоснования знания разрабатывается Р. Бартом на материале культурно-исторического содержания. Подвергая анализу конкретные исторические «срезы» этого материала (а таковыми выступают и сугубо литературное творчество, и системы моды, этикета, различные социальные структуры), Р. Барт пытается выявить общие механизмы порождения и функционирования этих систем, причем в таком виде, чтобы все эти явления культуры выглядели связанными друг с другом через их, как он считает, исконно знаковую систему. Понятно, что семиотический модус того или иного культурного явления, будучи возведен в ранг атрибута, усложняет, а зачастую и полностью вытесняет исследование других, не знаковых, аспектов этого явления. Однако подобная парадигма исследования, а именно представления разрозненных, внешне не связанных культурных образований как транзитивно сообщающихся через институт языка, и функционирующих согласно его закономерностям, приводит к построению новых моделей и постановке таких вопросов, которые фактически не могли возникнуть в доструктуралистическую эпоху. Так, например, согласно Р. Барту, возможно решение оппозиции между социальной и природной детерминацией субъекта в литературном творчестве. В своей первой работе «Нулевая степень письма» он развивает такое понимание термина «письмо», которое, с одной стороны, опирается на самотождественный национальный язык (здесь фактически растворены типы художественного, научного, религиозного и прочих «языков»), а с другой – на совершенно не дифференцированную область индивидуального, личностного писательского «стиля», понимаемого как биологическая детерминация по сути любого субъективного литературного действия. В этом случае свою задачу Р. Барт видит в поиске тех типов письма, которые и определяют специфику построения конкретно художественного произведения. Из того, что письмо само по себе не представляется до конца во всех своих формах, актуализируемым в каком-либо конкретном, единичном событии, следует, что его частные актуализации связаны с различным набором условий (культурных, социальных, политических и т.д.), а это значит, что письмо, по существу, – способ реализации индивидуального во всеобщем, причем в таком виде каждый творческий акт индивида воспринимается социумом как некое осмысленное усилие, доступный общественному пониманию продукт творчества. Еще в работах 1950 гг., отталкиваясь от радикальных марксистских идей (и используя соответствующую терминологию), Р. Барт выдвинул семиологический проект, суть которого в стремлении написать историю литературной политики буржуазии, основываясь на представлении об историчности отношения литературных производителей к средствам труда и его продуктам (например, к используемому языку или романной форме). Власть буржуазии, по Р. Барту, есть более глубокое явление, чем институты представительства и репрессии, в которых она внешне локализована.

 



 
PR-CY.ru