Словарь по христианству А АБХИНАВАГУПТА

АБХИНАВАГУПТА

АБХИНАВАГУПТА (конец X – начало XI вв.) – индийский религиозный философ и эстетик, один из наиболее ярких представителей не-дуалистического направления (см. Агама) кашмирского шиваизма. Непосредственным учителем Абхинавагупты был философ и тантрик Утпаладева (Х в.). Обычно творчество Абхинавагупты исследователи подразделяют на три основных периода. Первый (тантристский) был посвящён, прежде всего, обобщению ритуальной и эротико-мистической практики кашмирского шиваизма: трактаты «Тантра-сара» («Сущность тантры»), «Тантра-алока» («Свет тантры»), «Пара-тримшика-виварана» («Толкование тридцати (шести шлок) о Верховной (Богине)») и др. Ко второму исследователи относят работы по эстетике и поэтике (Комментарий к «Натья-шастре», или «Шастре о драматическом искусстве», «Лочана» («Глаз») – комментарий к трактату «Дхваньялока» («Свет дхвани») Анандавардханы, и, наконец, в третий включают собственно философские работы Абхинавагупты (Комментарий на «Ишвара-пратьябхиджня-карики» Утпаладевы и др.), в которых он стремился найти приемлемый синтез между двумя главными философскими школами кашмирского шиваизма – школой «Спанда» и школой «Пратьябхиджня». Основой учения Абхинавагупты было представление о космическом союзе двух сущностей (точнее, двух аспектов одной и той же нераздельной сущности), которые персонифицированы в образе Шивы и его возлюбленной Шакти. В этом соединении Шива являет собой ясный, незамутнённый свет созерцания («пракаша»), тогда как Шакти символически обозначает динамический, активный аспект рефлексии, её интенциональность, направленность вовне. Две стороны сознания пребывают в состоянии постоянной пульсации, своего рода красно-белого мерцания, волнообразного движения («спанда»), в соответствии с ритмами которого развёртывается и снова свёртывается вселенная. Сам Шива не действует, но в его сердце латентно заложены внутренние потенции; получив позволение Шивы, энергия Шакти проявляется внешним образом – прежде всего, как фоническая энергия Высшей Речи (ибо каждый очередной цикл проявления мира неизменно начинается с возобновления алфавита, с восстановления священных текстов – своего рода парадигмы тварного мира), а затем и как полнота прочих явлений и предметов вселенной. Та же пульсация сознания проявляется в каждом живом существе, и как только адепт верно угадывает в себе эту природу, он приходит к внезапному мистическому озарению («пратибха»), «узнаванию» (Пратьябхиджня) себя самого как верховного Господина, в момент экстатического транса полностью отождествляясь с Шивой. Та же теологическая концепция внезапного постижения высшей реальности нашла своеобразное преломление и в эстетической теории Абхинавагупты. С его точки зрения, художник и зритель, поэт и слушатель принципиально равновелики в своём творческом усилии; радостная дрожь «узнавания», приносящая эстетическое наслаждение, возможна лишь потому, что в их душах изначально заложена одна и та же сущность (концепция «сахридая», или представление о «со-сердечном» слушателе). Само представление об эстетическом наслаждении («раса») сближается у Абхинавагупты не столько с идеей удовольствия, «вкушения», сколько всё с той же онтологической страстью, направленной к освобождению. В мгновение этой страсти, в переживаемом восторженном изумлении («чаматкара»), адепт как бы очищается от наносных, суетных забот, и ему открывается истинная природа мира (в этом смысле «раса» Абхинавагупты близка греческому понятию «катарсиса», каким оно предстаёт в «Федоне» Платона).

 
PR-CY.ru