Словарь по христианству А АНТОНИЙ, Людиновсков Афанасий Михайлович

АНТОНИЙ, Людиновсков Афанасий Михайлович

АНТОНИЙ, Людиновсков Афанасий Михайлович (1895–1977 гг.) – игумен старообрядческих скитов часовенного согласия, находящихся на притоках Нижнего Енисея, писатель. Родился в семье крестьян среднего достатка, переселенцев из Кыштымского завода (ныне город Кыштым Челябинской области). В 1901/1902 г. Людиновсковы вернулись обратно на Урал (скорее всего, из-за отсутствия на новом месте общины своего согласия). Семья была известна своим благочестием: по крайней мере, последние три её поколения пополняли часовенные скиты. Сёстры А.М. Людиновскова, Александра и Татьяна, приняли постриг с именами Алевтина и Тавифа в Сунгульском скиту недалеко от Кыштымского завода. А.М. Людиновсков служил в армии, воевал во время Первой мировой войны, был в плену, бежал. Вернувшись домой, начал вести отшельническую жизнь недалеко от скита сестёр; в 1926 г. перебрался в скит на реке Парбиг к известному на Урале и в Сибири о. Савве, игумену часовенных скитов в тайге Нарымского края. 15 февраля 1928 г. о. Савва постриг А.М. Людиновскова в монашество с именем Антоний. Вскоре по распоряжению игумена он отправился за 100 км к крестьянам заимки Корга (территория Пудинского сельсовета) с просьбой найти новое место для Сунгульского скита (в начале 1920 гг. из-за голода и преследований со стороны властей скит перебрался в тюменские пределы, подвергнутый разгрому в конце десятилетия, был вынужден бежать и оттуда). В 1928–1932 гг. насельницы скита перебрались в Колыванскую тайгу на реки Тавангу и Коргу. К этому времени в скиту вместе с сёстрами Антония подвизалась и его мать, через некоторое время Антоний стал духовным отцом скита и в течение всей жизни окормлял его насельниц. Поскольку к середине 1930 гг. Нарымская тайга переполнилась спецпоселениями раскулаченных, и оставаться там было опасно, началось продолжавшееся несколько лет (1936–1940 гг.) бегство тайных часовенных монастырей в Восточную Сибирь. Главная тяжесть разведки потаённых путей переселения и устройства на новом месте досталась Антонию, который, по воспоминаниям его единоверцев, «мужествен был... духом, но и телом крепок бе; когда ему куда-либо нужно идти, его ничего не держало, ни дождь, ни снег, ни распута, ни мороз». Ходили вдвоём с попутчиком «пешком, продуктов пудов около пяти везли на нартах в самыя морозы, были бураны, дорогу заметало». Пять лет Антоний находился в пути, помогая переселению скитов, выбирая безопасные удалённые места, строя кельи, заново налаживая на новых местах нехитрое натуральное хозяйство; эти труды подорвали его здоровье. В конце концов, скиты обосновались на притоках Нижнего Енисея. В 1951 г. они были обнаружены властями и разгромлены; 33 человека, среди них Антоний, за «антисоветскую агитацию», в том числе за защиту христианства от атеизма, были преданы суду. Антоний виновным себя не признал, был приговорён к 25 годам исправительно-трудовых лагерей. Амнистирован в конце 1954 г. и через некоторое время возглавил скиты, возродившиеся в бассейне Среднего Енисея, затем переместившиеся на Нижний Енисей. В скитах поддерживал строгий устав, ориентируясь на традиции монашества, связанные с именами преподобных Симеона Нового Богослова, Григория Синаита и Нила Сорского. Антоний был чрезвычайно авторитетным среди староверов-часовенных, уделял много внимания сохранению традиционного образа их жизни, имел много духовных детей.

 



 
PR-CY.ru