Словарь по христианству А АНГЕЛ ГОСПОДЕНЬ, ангел Божий

АНГЕЛ ГОСПОДЕНЬ, ангел Божий

АНГЕЛ ГОСПОДЕНЬ, ангел Божий – словосочетание   в Священном Писании, обозначающее либо особый вид богоявления, либо ангела, который выступает как посланник Господа. Существует также ряд примеров, когда слово «Ангел» в этом словосочетании прямо (Агг. 1:13: «вестник Господень») или косвенно (1 Цар. 29:9; 2 Цар. 14:17–20; 19:27: «царь, как Ангел Божий») относится к человеку. Места в Священном Писании в зависимости от отношения Ангела Господня к Богу исследователи делят на три группы. К первой из них они относят те библейские эпизоды, в которых Ангел Господень никак не соотносится с Богом (3 Цар. 19:5–7; 4 Цар. 1:3–15; 19:35) и явно отличается от Него (Быт. 24:7; 2 Цар. 24:16; Зах. 1:9–17; Пс. 33:8; 34:5–6). Вторую группу составляют повествования, связанные с Исходом израильтян из Египта и их странствием по пустыне, в которых словосочетание «Ангел Господень» («Ангел Божий», «Ангел Мой») обозначает ангела, почти отождествляемого с Богом (ср.: Исх. 23:21, где Сам Бог говорит об этом ангеле: «Имя Моё в нём»; Исх. 14:19–31; 32:34; 33:2; Числ. 20:16; особ. Суд. 2:1–4). В эпизодах, относящихся к третьей группе, провести чёткое различие между Ангелом Господним и Богом исследователя уже практически невозможно. Два раза Ангел Господень является Агари и обещает произвести от её сына Измаила великий народ; при этом из текста следует, что говорил с ней Сам Господь (Быт. 16:7–13; 21:17–18). К Аврааму, готовому принести в жертву своего сына Исаака, Ангел Господень обращает следующие слова: «Не пожалел ты сына твоего, единственного твоего для Меня» (Быт. 22:11–18). Моисею в горящем кусте является Ангел Господень, но говорит с ним Бог (Исх. 3:2–6). Подобное происходит и с Гедеоном (Суд. 6:12–18). Отец Смсона Маной говорит своей жене после явления им Ангела Господня: «Верно, мы умрём, ибо видели мы Бога» (Суд. 13:3–22). Особенно выделяется явление Ангела Господня во сне Иакову – здесь он прямо называет себя Богом (Быт. 31:11–13). Эта последняя группа библейских повествований ставит перед исследователями серьёзную экзегетическую проблему, которая решалась по-разному. Филон Александрийский (около 25 г. до н.э. – около 50 г. н.э.) отождествлял Ангела Господня с Логосом и видел в нём тварно-личного посредника между Богом и миром. Восточные отцы церкви и Тертуллиан (около 160 – после 220 гг.) видели в Ангеле Господнем Вторую Ипостась Святой Троицы и явления его рассматривали как прообразы Воплощения Сына Божьего. По мысли же западных церковных писателей, Ангел Господень – это тварное существо, возвещающее слова Божьи. В западном богословии первой половины XX в. присутствуют как эта традиционная для латинской экзегезы точка зрения, так и мнение, согласно которому Ангел Господень в этой группе повествований тождествен с Самим Богом, и речь здесь идёт о подлинной теофании (при этом троичный аспект проблемы не рассматривается).

 



 
PR-CY.ru