Словарь по христианству А АНОНИМНОСТЬ - Страница 3

АНОНИМНОСТЬ - Страница 3

Однако при этом авторские послания часто становились анонимными текстами-образцами, например, из послания Западнорусского митрополита Ионы 1492/1493 гг. к вяземскому протопопу о епитимии, наложенной на княжеского слугу за невольное убийство, было создано «Правило о душегубстве» (дополнение к Кормчей); конкретные послания использовались в качестве образцов в письмовниках и формулярниках. За редчайшим исключением авторский характер имеют паломнические хождения. В житийной литературе анонимные памятники и их редакции даже в XVII в. составляют около половины от общего числа (это относится только к пространным текстам, среди проложных анонимность, по существу, абсолютна). Ещё более высок процент анонимных текстов среди сказаний о явлении икон (жанр специфически русский) и в записях чудес, сопровождающих Жития и сказания. Анонимность записей чудес обусловлена, возможно, тем обстоятельством, что эти памятники воспринимались как документальная фиксация происшедшего – «обыски» о чудесах новопрославленных святых или новоявленных святынь в отношении процедуры и формуляра ничем не отличались от следствия по судебным делам. Службы русским святым до рубежа XIV–XV вв. все анонимны, с XV в. число авторских произведений резко возрастает. Причиной, вероятно, явилось, с одной стороны, распространение богослужебных книг (Миней, Триодей, Октоихов) по Иерусалимскому уставу, в которых (в отличие от более ранних студийских) регулярно помещаются сведения об авторах песнопений и об акростихах в заголовках, с другой – гимнографическое творчество Пахомия Логофета, воспитанного на южнославянских традициях с более ярко выраженным авторским самосознанием. Исследователям известны случаи устойчивого сохранения авторства за образцовыми по назначению текстами: надписание авторства Климента Охридского в поучениях на память апостола Фомы, преподобного Антония (в западнорусских Прологах XV–XVI вв.), мученика Евстафия Виленского (сборник Государственного архива Ярославской области, XVI в.), созданных русскими книжниками на основе общих слов Климента Охридского. Имя автора могло ставиться в заголовке позднейших неавторских редакций: атрибуция Константину Костенечскому «Словес вкратце». Весьма высока степень анонимности в русской церковной проповеди, в первую очередь, домонгольского периода.

 



 
PR-CY.ru