Словарь по христианству А АНАМНЕСИС

АНАМНЕСИС

АНАМНЕСИС (от греч. anamnesis – припоминание) – идея-метафора древнегреческой философии, в соответствии с которой путь к истинному познанию лежит через воспоминание души о ее пребывании в более реальном и совершенном мире. Анамнесис как философское понятие кристаллизовалось у Платона. В отличие от более общего понятия памяти в греческой мифологии и у орфиков анамнесис у него характеризует процесс логического и морального преображения, который следует в результате «собранности» в памяти разрозненных моментов действительности. И если его этический аспект был хорошо изучен орфико-пифагорейской традицией, то гносеологический (познавательный) аспект разработан впервые именно Платоном. Анамнесис в его толковании – первая концепция априорного знания в западноевропейской философии. Мифология переселения душ для этой темы уже не существенна: на первый план выходит анализ формальных структур достоверного знания, коренящихся в самой природе человеческого разума. Но поскольку анамнесис раскрывает нам не готовое знание, а возможность его извлечения из эмпирической путаницы неосознанного душевного содержания, усиливается значение «майевтических» процедур, т.е. воздействия внешней (до некоторой степени даже иррациональной) силы, ведущей за собой субъект «припоминания». Платон собирает все смыслы припоминания как созидающей силы вокруг понятия истины как таковой, неотчуждаемо присутствующей в любом акте мышления, т.е., в конечном счете, вокруг понятия «эйдос». Аристотель посвящает проблеме анамнесиса небольшую работу «О памяти и припоминании», где, кроме психофизиологического анализа проблемы памяти, дает концепцию анамнесиса как специфически человеческого качества, которое не только может идентифицировать ряд прошлых и настоящих восприятий, но и изменить расплывчатое состояние сознания, превратив его в отчетливое и активное обладание образом. Известную роль в истории философии сыграло также учение Аристотеля об активном интеллекте, который, в отличие от пассивного и вообще более низких состояний психики, не имеет воспоминаний.  Кажущееся противоречие платонизму может смягчиться, если вспомнить, что и для Платона эйдос сам по себе не имеет страдательных (т.е. связанных с непросветленной памятью) аспектов. В средневековой философии в той мере, в какой она не принимала наследие античности, вырабатывались собственные трактовки анамнесиса как спасительной силы памяти. Однако неприемлемость теории переселения душ не исключала использования его психологического и гносеологического аспектов. Особую роль играло понятие анамнесиса и памяти в философии Августина Блаженного (354–430 гг.). Сопоставляя триаду «память – интеллект – воля» с Троицей «Отец – Сын – Дух Святой», Аврелий Августин возводит к божественному источнику все так или иначе связанные с памятью (названной им «благороднейшей» способностью человека) акты сознания и отождествления явлений и идей. Употребление им «памяти» и «бытия» как синонимов показывает, что античная теория анамнесиса сохранила в его философии центральное значение. В средневековой философии сохранялось и аристотелевское понимание этого термина. Начиная с Петра Дамиани (1007–1072 гг.), активно обсуждалась проблема статуса высшего интеллекта, которая обострилась в связи с рецепцией аверроизма в XIII в. (аверроизм – направление западноевропейской средневековой философии, восходящее к воззрениям арабского философа XII в. Ибн Рушда; в латинской традиции Аверроэс).

 



 
PR-CY.ru