Словарь по христианству А АГЛАИДА Римская

АГЛАИДА Римская

АГЛАИДА Римская (ум. около 308 г.) – матрона, праведная. Проживала в Риме в годы гонений императора Диоклетиана (284–305 гг.). Ее родители были тайными христианами, но рано умерли, оставив девушку еще очень молодой. Аглаида хотя и верила в глубине души в Христа как в Господа, но к религии была вообще равнодушна и мало думала о своей душе. Гораздо больше ее занимали удовольствия, которым она предавалась без меры. Тем более что в то время в Риме едва ли можно было найти пример для нравственного подражания, поскольку разврат тогда был в обычае у римских вельмож. Аглаида, богатая молодая римлянка, получившая по наследству богатое имение и пользовавшаяся полной свободой, тоже не видела причины ограничивать себя в своих желаниях. Она имела раба Вонифатия и состояла с ним в сожительстве. Вонифатий был молод, красив, сметлив, знал толк в делах, и кроме того, по воспитанию был тоже христианином, правда, придавал этому еще меньше значения, чем его хозяйка. Аглаида сделала его управляющим над своим имением, и с тех пор он жил в ее доме как господин. Пользуясь своим положением, Вонифатий вел распутный образ жизни, любил выпить и поволочиться. Впрочем, был он человеком веселым и не жадным, душа его, еще не успевшая закостенеть в пороках, была способна к состраданию, и часто, увидев нищего или обездоленного, Вонифатий отдавал ему все свои деньги. Оттого, как повествует о нем в своих Четьях Минеях св. Дмитрий Ростовский, Господь призрел его и дал возможность спастись. Однажды вечером, придя к Аглаиде, Вонифатий застал ее не такой, как обычно. Поджав ноги, они сидела на своем ложе с распущенными волосами. Лицо у нее было задумчивое и печальное. Вонифатий сначала подумал, что это минутная хандра, и попробовал прогнать ее поцелуями и шутками, но Аглаида, оттолкнув его от себя, сказала: «Не до того мне сейчас, Вонифатий!» Пожав плечами, юноша налил себе вина и, сев в отдалении, стал с улыбкой смотреть на свою возлюбленную. А она, помолчав немного, вдруг сказала: «Сегодня подумала я, Вонифатий, о своей будущей жизни, и на меня напала грусть». «Стоило ли тогда об этом думать?» – отозвался Вонифатий. «Через 10–15 лет, – продолжала Аглаида, – перестану я быть молодой и привлекательной. Что тогда со мной будет?» «Гораздо прежде того, – отвечал со смехом юноша, – тебя возьмет в жены какой-нибудь старый и богатый сенатор. Ты станешь знатной матроной, нарожаешь детей, но по-прежнему будешь жить в свое удовольствие, как и теперь!» «Ну а потом, когда я состарюсь и пресыщусь жизнью, что меня ждет?» «Смерть, очевидно, – сказал Вонифатий, – что же еще?» «И неужели больше ничего? – спросила девушка. – Помниться, когда я была еще маленькой девочкой, мать рассказывала мне об аде и рае, вечном блаженстве и вечном мучении. Теперь, когда я думаю об этом, мне страшно, Вонифатий!» Юноша, увидев, что этот вопрос в самом деле ее занимает, перестал улыбаться и сказал: «Я понимаю, о чем ты говоришь. Где-то в глубине души я сам чувствую это. Но что поделаешь, если нам суждено быть грешниками? Если бы у меня был наставник, я, наверное, смог бы изменить свою жизнь, но у меня самого для этого никогда не достанет сил. Поэтому, когда смущение и страх нападают на меня, я стараюсь заглушить их вином. Пей и ты! Другого лекарства от нашей болезни нет!» «Когда мы явимся на Суд Божий, – возразила Аглаида, – неужели мы сможем оправдаться такими жалкими оправданиями?» «Чего же ты хочешь от меня?» – рассердился, наконец, Винифатий.

 



 
PR-CY.ru