Словарь по христианству А АРНОЛЬД БРЕШИАНСКИЙ

АРНОЛЬД БРЕШИАНСКИЙ

АРНОЛЬД БРЕШИАНСКИЙ (1100–1155 гг.) – средневековый общественно-церковный реформатор и политический деятель, один из наиболее выдающихся защитников реформатского движения, начавшегося в начале XII в. во Франции и в Верхней Италии, представитель бюргерской ереси. Родом из г. Брешия, он учился в Париже под руководством Пьера Абеляра (1079–1142 гг.), который в ту пору, уже претерпевший церковные преследования, собрал вольную философскую аудиторию в лесах Шампани. Все практические следствия, вытекавшие из учения Пьера Абеляра, Арнольд Брешианский развил последовательнее и резче, чем сам Абеляр, и у него хватило мужества стоять на них до конца. Он не последовал за учителем в уединение, но (по натуре более склонный к деятельной, чем созерцательной жизни) возвратился в свой родной город Брешию с пламенным желанием очищения церкви, где уже прежде занимал церковную должность. Доверчивый и благородный, чистый и строгий в личной жизни, восторженный идеалист, Арнольд после возвращения в Италию принял духовный сан и направил все громы своего пламенного красноречия на обличение моральной испорченности современного ему духовенства. Он ратовал за его добровольную бедность, провозглашал идеи «бедной» церкви. В этой роли Арнольд Брешианский еще примыкает к большинству тех реформаторов, которые, как папа Григорий VII (1073–1085 гг.), Петр Дамиани (1007–1072 гг.) и Бернар (Бернард) Клервосский (1090–1153 гг.), стремились к очищению церкви руками самой церкви. В целом ряде нападок на обмирщение духовенства, на феодальные связи прелатов, которые, выполняя за свои лены вассальные повинности государям, «поднимают меч вместо креста», он еще сходится с официальными столпами церкви, борцами против светской инвеституры (права назначения на церковные должности). Но Арнольд идет гораздо дальше них и оспаривает, во-первых, принцип церковных имуществ и, во-вторых, принцип церковной иерархии. В этом он всецело стоит на почве революционного движения катаров, потрясшего Италию в конце предшествующего века. Все виды церковного имущества, – провозглашает он, – суть разные формы апостазии (отступничества): бенефиции ли это, регалии или иммунитеты. Нет спасения для духовных, владеющих синьориями, для монахов, имеющих недвижимость. Все это принадлежит светским государям и может быть дано только мирянам. Священник же должен довольствоваться тем, что ему дает община, и осуществлять в жизни бедность Христа и апостолов, если хочет быть их преемником. Между тем, – говорит Арнольд, – жадные каноники одеваются в шерсть овец Господних, питаются их молоком, а стадо Христово умирает от духовного голода, от недостатка в божественном слове. Проходят годы, и их уста не уронят ни одного слова в назидание вверенной им общины. Его строгая нравственность, признанная даже противниками, блестящее красноречие и республиканский свободный дух вскоре собрали вокруг него много приверженцев, при помощи которых он стремился осуществить свои нравственные идеалы и возвратить клир, предавшийся пышной и ленивой жизни, к истинному христианству по образу апостольских времен. Порчу церкви он приписывал преимущественно богатству духовных лиц и потому требовал от них, чтоб они отказались от светской власти и богатства и довольствовались для своего содержания добровольными приношениями. В проповедях, произносившихся им в Париже, Констанце и Риме, Арнольд выступал против светской власти пап, существования Папского государства, наличия собственности у клира.

 



 
PR-CY.ru