Словарь по христианству А АЛЛИЛУЙЯ - Страница 2

АЛЛИЛУЙЯ - Страница 2

В житие Евфросина были внесены разные вымыслы, имевшие целью подтвердить двоение аллилуйи. Определением Стоглавого собора было постановлено сугубить аллилуйю, а трегубая аллилуйя была признана «латынскою ересью», четверением Святой Троицы. Церковный устав 1610 г. также признает сугубую аллилуйю. Московский собор 1667 г. признал определение Стоглавого собора о сугубой аллилуйи написанным «нерассудно простотою и невежеством», а относительно жития Евфросина заключил: «Да никтоже тому житию верует, зане тое писание лживо есть». Со времени патриарха Никона сугубая аллилуйя, равно как и другие отмененные при патриархе Никоне обряды (двуперстие и пр.), становится принадлежностью старообрядчества и одним из основных пунктов его учения. Аллилуйю применяли в качестве концовок при пении антифонов и респонсориев. Напев вошел в кантату, мотет, магнификат и мессу. Великолепные образцы аллилуйи создали Г.Ф.  Гендель, И.С. Бах, В.А. Моцарт. В восточной церкви аллилуйя получила более широкое применение, чем в западной. Ее пели не только на праздничном богослужении, но и во время поста и при погребении, заканчивая аллилуйей пение псалмов и отдельных стихов из псалтири. Напев использовали также в качестве рефрена в многострофных гимнах. В ряде гимнов слово «аллилуйя» составляло логический и музыкальный финал. Такие гимны под названием «херувимская» пели уже после аллилуария, во время церемонии принесения к алтарю хлеба и вина, поэтому аллилуйя здесь оказалась более тесно связанной с кульминационным пунктом литургии, чем на Западе. Византийские композиторы придавали большое значение этому пению. Так, Феодор Студит (ум. в 826 г.) сочинил 72 модели аллилуйи, по 9 моделей на каждый глас осмогласия. Мелодика византийской аллилуйи была насыщена мелизмами. Музыка усложнялась и за счет вставленных в текст фонем. Такова аллилуйя есть в раннем памятнике русского певческого искусства – Благовещенском кондакаре (XII в.). Позднее, в связи с расцветом русского национального церковного пения, аллилуйя приобрела характер широкой и плавной кантилены (певческие рукописи XVII в.). В русском партесном пении, как и в зарубежной музыке, широкая распевная мелодия аллилуйи часто соединялась с многократным повторением слова «аллилуйя». П.И. Чайковский во «Всенощной» облек многократное аллилуйю  в конце песнопения «Хвалите имя Господне» в форму фугетты, а в «Литургии» в конце причастного стиха – в форму фуги.



 
PR-CY.ru